Чтобы помнили (глава из книги Льва Брука Алдан золотой)
Меню сайта


Для нас важно
Как часто вы заходите к нам на огонёк?
Всего ответов: 39


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Добро пожаловать, Гость · RSS 24.06.2017, 07:26

Чтобы помнили

(глава из книги Льва Брука «Алдан золотой»)


   В многочисленных мемуарах, книгах и статьях об освоении северных и отдалённых территорий России и других республик бывшего Союза (Казахстан, Средняя Азия) описывается подвиг советского народа, коммунистов, комсомольцев, но почти не упоминается о том, что в отдельных районах в отдельные периоды значительной частью рабочей силы были многие тысячи репрессированных.
   Очевидцы не без основания утверждают, например, что Колыма освоена руками и на костях тысяч заключённых, репрессированных в основном незаконно.
   Алдан в первые годы осваивался добровольцами, которые, прослышав о русском Клондайке, добирались кто как мог с Амура, Бодайбо, Дальнего Востока, из Сибири.
   В 30-е годы начали везти на Алдан так называемых раскулаченных. Везли их из Белоруссии, из Омской, Воронежской, Ленинградской и других областей. Эти спецпереселенцы, как их тогда называли, были расселены и в Центральном Алдане, и на Учуре, в Тырканде, по трассе АЯМа... Это были в основном трудолюбивые люди, которые своим упорным трудом добились благосостояния на родине, за что и были с неё высланы в годы становления советской власти. И на новом месте их не надо было принуждать трудиться, они активно включились в работу и в горнодобывающем производстве, и в сельском хозяйстве, и в строительстве.
   Якутия и в царской России была местом ссылки для неугодных властям. Здесь сложились особые отношения между «вольными» и «ссыльными». Местное население всегда относилось к «ссыльным» без предубеждения, с сочувствием.
   Взрослые «спецпереселенцы» работали на общих правах с вольными, дети их учились в школах вместе с другими детьми. В почёте был тот, кто хорошо трудился.
   До Великой Отечественной войны спецпереселенцы и их дети не имели права выезжать из мест ссылки, их не принимали в партию, не награждали.
   Но во время войны многие спецпереселенцы, особенно молодёжь, были призваны в армию, многие ушли добровольцами на фронт, получили офицерские звания, боевые награды.
   В 40-е годы спецпереселенцам стали выдавать паспорта. Молодёжь стала учиться в Алданском горном техникуме, в техникумах и институтах Якутска, Читы, Благовещенска и в центральных городах страны.
   Немало спецпереселенцев стало известными, квалифицированными специалистами – геологами, горянками, организаторами производства в Якутии и других регионах.
   Так, бывший спецпереселенец, ребёнком привезённый на Алдан, В.А. Кожевников, участник ВОВ, выпускник ЛИИЖДТа, стал крупным энергостроителем, долгие годы возглавлял трест «Севапэнергострой», был удостоен боевых и трудовых наград, почётных званий.
   И.И. Кашкуревич – известный горняк, профессионал высшего класса, руководил горными участками на руднике «Лебединый», одним из первых начал организовывать горные работы на Куранахском рудном поле (месторождения Боковое, Дэлбэ).
   Братья Макаровы – Семён, Михаил, Владимир – отличались скромностью, исключительно добросовестным отношением к труду.
   С.П. Макаров окончил ВОВ командиром батальона. После демобилизации работал преподавателем военного дела в Алданском горном техникуме, затем очно окончил этот техникум и долгие годы работал горным мастером в карьере «Куранах».
   А.П. Макаров – один из известных на Алдане геологов. После окончания Алданского техникума более 30 лет проработал участковым геологом рудника «Куранах».
   М.П. Макаров долгие годы трудился на хозяйственных работах в различных организациях Алдана.
   В.П. Макаров работал водителем на дальних перевозках в транспортных организациях.
   С именем С.П. Макарова связано развитие спорта в Алдане. В 50-х годах он организовал из студентов техникума, где был преподавателем физвоспитания, футбольную команду. В этой команде играли, в частности, С.П. и А.П. Макаровы, Н.Ф. Мезенцев, М.В. Низовцев (бывший главный геолог рудника «Лебединый»), А.И. Булановский (бывший начальник ТУГРЭ).
   Эта команда была одной из сильнейших в Якутии. В 1952 году она завоевала второе место в турнире, посвящённом 30-летию Якутии.
   С переходом С.П. Макарова на работу в Куранах здесь также была создана команда футболистов, в которой, кроме братьев Макаровых, играли В.Т. Козловский (впоследствии главный инженер «Алданзолота»), Ф.Х. Файзулин (директор прииска «Ленинский»).
   Заслуживает добрых слов семья спецпереселенцев Сагалаевых. А.Ф. Сагалаев долгие годы работал техруком, а затем начальником драги № 79, одной из лучших драг в тресте «Якутзолото», был директором приисков «Н. Куранах» и Ленинский». Профессионал – дражник высокого класса, направлялся руководством Якутского СНХ для оказания помощи в пуске первой драги на Индигирке и в освоении дражного способа добычи в «Индигирзолоте».
   И.А. Сагалаев – драгёр, был депутатом Верховного Совета ЯАССР, награждён орденом Ленина. Один из известных и уважаемых людей на прииске «Ленинский».
   М.Ф. Казанцев – участник ВОВ, выпускник электромеханического отделения Алданского техникума, известный механик, один из ветеранов Куранаха. Он организовывал механическую службу, ремонт бульдозеров и экскаваторов в цехе спецгорных работ (подготовка дражных полигонов).
   М.Ф. Казанцев был влюблён в технику, хорошо её знал и требовал от бульдозеристов, буровиков, экскаваторщиков бережного, внимательного отношения к ней, высокого профессионализма, качественного обслуживания, ремонта.
   В начале освоения Куранахского рудного поля М.Ф. Казанцев был первым механиком участка «Боковой», а затем главным механиком рудника «Куранах» проработал до ухода на пенсию.
   Человек очень твёрдого характера, М.Ф. Казанцев не всегда находил общий язык с руководством. Главным для него была правильная эксплуатация техники, и нарушения графиков ремонта, некачественное его проведение во имя сегодняшнего выполнения плана он просто не мог воспринимать ни разумом, ни сердцем.
   Велика заслуга перед Алданом семьи бывших спецпереселенцев Ильиных – Булановских. Эта большая семья дала четырёх известных на Алдане геологов – В.Н. Ильина, В.И. Ильину (Булановскую), А.И. Булановского, А.П. Булановскую (Зекину).
   В.Н. Ильин – один из крупнейших специалистов-геологов Алдана. Начав работать ещё студентом техникума в южных районах (Гонам, Колбочи), он участвовал в открытии и разведке месторождений Куранахского рудного поля и ряда россыпных месторождений. Ему принадлежит первенство в разведке и утверждении запасов погребенных россыпей (Куранахской, Селигдарской).
   В.Н. Ильин работал главным геологом Куранахского прииска, начальником бюджетной разведки треста «Якутзолото», главным геологом комбината. Был удостоен звания «Заслуженный геолог Якутии», государственных наград.
   А.И. Булановский – заслуженный геолог Якутии, начинал с разведки Куранахского рудного поля, долгие годы работал начальником крупнейшей в Якутии Тимптоно-Учурской комплексной экспедиции. Под его руководством открыто крупное Селигдарское месторождение апатитов.
   Многие представители этой большой трудовой династии работали в системе «Алданзолота» экономистами, счётными работниками, организаторами производства. Потомки их и сейчас работают на Алдане.
   Немалый вклад в трудовые успехи «Алданзолота» внесли П.М. Паслёнов – бывший главный механик рудника «Лебединый», главный энергетик комбината, братья А.С. и П.С. Халины, семья Борзенко и многие-многие другие.
   Большого уважения заслуживает Г.П. Бойченко, участник ВОВ. Поэт, художник, участник и организатор художественной самодеятельности. Работал бульдозеристом, бригадиром бульдозерной бригады. Человек огромного трудолюбия. В суровых условиях Куранаха выращивал на своём приусадебном участке почти все овощи, был одним из пионеров освоения теплиц в личных хозяйствах на Куранахе.
   В свои 80 лет, живя в Подмосковье, арендовал гектар земли. Занялся выращиванием овощей, разведением свиней, домашней птицы. Щедро делился своим богатым опытом, семенами.
   Можно приводить ещё десятки, сотник примеров добросовестного служения бывших спецпереселенцев золотому Алдану. Сегодня ему продолжают служить многие их потомки, которым трудно представить, что когда-то семьи дедов и прадедов насильно переселялись в Якутию за то, что имели в своём хозяйстве пару коров или лошадей, достаток, достигнутый упорным трудом. Надо, наверное, склонить голову перед ними и с благодарностью отметить их вклад в развитие Алдана.
   Репрессии 1937-1938 годов не обошли стороной и Алдан. Здесь были репрессированы самые видные руководители все рангов. Большинство из них работало на Алдане с первых лет золотодобычи.
   Среди них были Г.В. Попов, бывший директор Орочёнского приискового управления; И.П. Лебёдкин, один из первых якутов-геологов, первооткрывателей Лебединского рудного поля, предсказавший алданскую слюдяную провинцию, давший первую серьёзную аналитическую оценку россыпей Алданского района; М.Г. Балахнин, старатель, горный инженер, профсоюзный вожак, организатор молодёжи. М.Г. Балахнин прибыл на Алдан в 1924 году. Отличался большой физической силой. Имел всего 2 класса образования. В 1928 году был направлен в Москву на рабфак, затем окончил горный институт и вернулся на Алдан вместе с женой М.С. Балахниной.
   М.Г. Балахнин рассказывал, что когда он был арестован в 1938 году, то объявил голодовку. Она продолжалась 20 дней. Сломить его следователям НКВД не удалось. Через некоторое время его освободили, но здоровье было подорвано. Много лет они с женой отдали Алдану, в начале 50-х годов Михаил Григорьевич и Мария Сергеевна ушли на пенсию, уехали в Новосибирск, но добрая память о них на многие годы сохранилась у алданцев.
   Бывший начальник планового отдела треста «Якутзолото» М.Ф. Лавренов часто вспоминал о крупном экономисте Габышеве, который был репрессирован в период ежовщины.
   Очень немногие вернулись на Алдан из тюрем и лагерей.
   О том, как велась кампания по выявлению так называемых врагов народа, рассказывал известный староалданец, горный инженер-дражник А.Я. Друцко.
   В 1938 году его пригласили в НКВД и предложили сделать экспертизу одного «рацпредложения», которое в тресте не было признано. Горе-изобретатель в своём письме на имя Сталина писал, что в тресте «Якутзолото» «враги народа» не признают его «изобретения». «Изобретение» заключалось в следующем: «…отлить пустотелые чугунные шары, заполнить их «сжатой» водой, запаять и использовать их в качестве бомб. Не нужно никакого пороха. А так как чугун хрупкий, то осколками будет поражаться противник».
   А.Я. Друцко объяснил, что вода не сжимается, что в условиях Алданского ремзавода такие шары не изготовить, не запаять.
   Следователи выразили недоверие, стали расспрашивать А.Я. Друцко о работе драги № 75, где он был начальником, о том, почему он не член партии, кто и где его родственники и т.д.
   Почувствовав, что его может постичь участь многих современников, А.Я. Друцко ушёл с драги, перевёлся преподавателем Алданского техникума, где проработал до 1957 года.
   А следователи успокоились лишь после того, как получили такую же оценку этого «изобретения» из Иркутска. Ежовщина, репрессии 1937-1938 годов нанесли вред развитию Алдана. К работе по выявлению «врагов народа» НКВД пыталось привлекать и молодых специалистов.
   И.И. Ситников рассказывал, как его и А.Ф. Жевлакова вызвали в НКВД и стали требовать от них компрометирующие заявления о ряде арестованных. Они отказались, ссылаясь на то, что не знают арестованных. Отказались стать экспертами по делам «врагов народа», ссылаясь на то, что они молодые специалисты, не имеют опыта. Их продержали в НКВД несколько часов и отпустили, взяв подписку о неразглашении существа беседы, предупредив, что будут следить за их работой.
   Думая об Алдане, Якутии 30-х годов, нельзя не вспомнить о судьбе тех первопроходцев, которые были репрессированы в годы ежовщины.
   Разве могло прийти кому-нибудь в голову, что М.К. Аммосов, И.П. Лебёдкин, В.П. Бертин, Г.В. Попов, М.Г. Балахнин, Лютиков и многие другие, кто пробудил к современной цивилизации забытый богом край, именуемый «тюрьмой народов», кто вложил в развитие и славу золотого Алдана свои физические и творческие силы, вдруг окажутся «врагами народа» на долгие годы?
   Этого забывать нельзя.
   В 1939 году после нападения гитлеровской Германии на Польшу через западную границу в СССР двинулись тысячи беженцев, уходивших от фашистских войск.
   Многие из них были интернированы, попали в лагеря и были сосланы в отдалённые районы страны. Часть из них попала в Якутию, в Алданский район. Они работали на лесозаготовках, терпели большие лишения. Были среди них и большие мастера своего дела – ювелиры, портные, парикмахеры.
   Ходила легенда о том, что в одном из лагерей на лесоповале работал Юзеф Циранкевич, который после освобождения Польши долгие годы был председателем Совета Министров Польши.
   Нельзя не упомянуть здесь о братьях М.Б. и Б.Б. Кон.
   М.Б. Кон, по его рассказам, окончил Варшавский университет, затем учился в Италии. Юрист, долгие годы работал в отделе технического снабжения комбината «Алданзолото» (ст. инженером, заместителем начальника, начальником). В 50-70-е годы Маурыцы Бернардович был главным специалистом службы технического снабжения комбината. Пользовался огромным авторитетом и уважением на предприятии, в «Якутснабе», «Госснабе». Главным его делом и увлечением было обеспечение производства всем необходимым.
   Всегда отличался пунктуальностью, был элегантен, безукоризненно одет и причёсан. Образование имел гуманитарное, совершенно не знал техники, но обладал феноменальной памятью. Он «держал в голове» каталоги бульдозерных и тракторных запчастей, номера чертежей большинства дражных деталей, номенклатуру реагентов для фабрик и многое другое.
   Не нужно было иметь технических средств учёта прихода и расхода дефицитных запчастей и материалов. Всё это «держал в голове» М.Б. Кон. Он не смог бы отличить по виду одну деталь от другой, но, назови ему деталь, и он сразу мог назвать её номер в каталоге, завод-изготовитель.
   Б.Б. Кон, младший брат М.Б. Кона, был спортсменом. Как футболист, тренер, организатор, многое сделал для развития футбола на Алдане, в Якутии. Был судьёй всесоюзной категории, организатором спортивного движения в Якутии. Долгие годы жил в Якутске.
   Следующая волна притока репрессированных на Алдан была связана с передачей после войны золотодобывающей промышленности в ведение МВД.
   Трест «Якутзолото» подчинялся СГУ (Специальное главное управление) МВД СССР. Работникам треста присваивались офицерские звания, была введена соответствующая званию форма одежды, с погонами, нашивками.
   Как и многие территории СССР, Алданский район был покрыт сетью лагерей. Они были в Куранахе, Лебедином, Якокуте, Учуре, Тырканде и в других местах. В Алдане и посёлках действовали комендатуры, куда регулярно должны были являться для отметки ссыльные, досрочно освобождённые.
   В лагерях содержались уголовники, бывшие военнопленные, власовцы, оуновцы и другие. Были отдельные лагеря для женщин.
   Кругом – вышки, зоны, колючая проволока...
   После указа 1948 года на Алдане появились ссыльные «указники». Это были люди, которые не работали или плохо работали в колхозах.
   В начале 50-х годов более половины населения на Алдане состояло из бывших заключённых и ссыльных. Среди них меньшая часть была тех, кто действительно заслуживал наказания.
   В военные и послевоенные годы в лагерях было много солдат и офицеров, попавших во время войны в плен не по своей вине. Их лишали званий, боевых наград.
   В одном из лагерей на Алдане находился защитник Брестской крепости А.М. Филь. С ним связано известное писательское расследование о героической обороне Брестской крепости С.С. Смирнова, по материалам которого он написал книгу «Брестская крепость».
   Среди репрессированных бывших военнопленных, работавших на Алдане, вспоминаются М.М. Агафонцев, П.Н. Шуркалин, В. Бегларян, С. Тазаян, М.А. Аликулов, Цацулин, Перевозчиков, Чудинов, Васильцов, Кузьменко и многие-многие другие.
   Хочется отметить, что местные власти, руководители предприятий относились к репрессированным без предубеждения, не было дискриминации при оценке их труда. Тот, кто хорошо трудился, пользовался уважением. Было замечено, что отношение к репрессированным на Алдане отличалось большей благожелательностью, чем в других регионах.
   Многие из тех, кто был незаконно репрессирован, после освобождения и реабилитации продолжали работать на предприятиях Алдана и зачастую были передовиками производства, уважаемыми людьми.
   Сегодня на Алдане живёт немало пенсионеров, когда-то незаконно репрессированных. Работают их дети и внуки.
   Я упомянул здесь лишь малую часть тех, кто был жертвами произвола «социалистического» режима. Не хочется лишний раз теребить их старые раны, но и забывать о жертвах того страшного времени в назидание потомкам нельзя. Надо помнить о людях безвинно пострадавших, но внесших весомый вклад в развитие Алдана и Якутии в целом.
   В память о них следовало бы на Алдане или в Якутске поставить памятник, как это сделали в Магадане.

____________________

Л.А. Брук «Алдан золотой» (Новосибирск: ФГУП «Новосибирский полиграфкомбинат», 2004 г.), стр. 116 - 122

© 2010-2016 Aldanweb 16+
Сайт управляется системой uCoz