«И за десант, и за спецназ...» (Дмитрий Глушаков)
Меню сайта


Для нас важно
Как вам ситуация с выборами, сложившаяся на данный момент?
Всего ответов: 5


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Добро пожаловать, Гость · RSS 26.06.2017, 02:16

«И за десант, и за спецназ...»


«Служба, а уж тем более война, показывают, кто ты есть на самом деле. Нужно оторваться от дома, от мамы. Это первый урок самостоятельности. Даже думать в армии начинаешь по-другому», - мысль не новая, но именно так считают те, кто осознанно отправляется защищать Родину. И наш сегодняшний собеседник не исключение. «Дмитрий Глушаков – десантник, год служил в Чечне», - отрекомендовал его мне наш военком. Дмитрий легко согласился на разговор и выкроил время после тяжёлой ночной смены.

   Дима всегда знал, что пойдёт служить. Поэтому заботливым родственникам, которые предложили ему, что называется, «откосить», сказал: «После этого я с вами общаться не буду».
   Когда подошло время, как и другие парни, отправился на призывной пункт. Оказалось, что он и ещё 23 новобранца из Якутии впервые отправляются в 14-ю бригаду специального назначения, которая базируется в Уссурийске. Будущий солдат Глушаков имел высокие показатели готовности к прохождению службы, разряд по рукопашному бою, и это повлияло на то, что он попал в элитные войска.
   Поначалу, признаётся Дмитрий, было трудно привыкнуть к режиму, как и многим, очень хотелось сладкого. Однако период адаптации прошёл быстро – через месяц Дмитрий полностью втянулся в новую жизнь. Не было и проблем со здоровьем во влажном Приморье. А ведь для многих его сослуживцев коварная сырость даже явилась поводом для комиссования. Видимо, в Димином случае сыграло свою роль то, что один раз уже пришлось кардинально сменить климат – в 1997 году его семья перебралась в Алдан из Казахстана.
   В учебной роте новобранцы пробыли всего два месяца. Практически всё оставшееся время службы Дмитрий писал рапорты об отправке в Чечню. Парню было досадно, что оба его брата – родной старший и двоюродный младший – уже несут службу в неспокойном регионе, а он всё ещё находится в части. Ему самому хотелось разобраться, что происходит на этой странной войне, проверить, чего стоит сам. И кажется он, спустя 10 лет всё так же уверен в своём решении, как и тогда, когда ему было всего лишь двадцать.
   За время службы Дмитрий Глушаков совершил 34 прыжка с парашютом, некоторое время он находился в спортроте. Там десантники постоянно готовились к выступлениям на смотрах, к другим мероприятиям со всевозможными зрелищными приёмами. Но Дмитрий вскоре из неё перевёлся: «показуха» не соответствовала его представлениям о настоящей службе Родине. Имея, как сам признаётся без ложной скромности, хорошую память и способность всё схватывать налету, досконально изучил военную специальность связиста. Попробовал себя как пулемётчик, автоматчик, снайпер. Стал отличным сержантом, как потом выяснилось, именно его профессиональные качества были причиной того, что командование не хотело отпускать парня из части.
   И всё же за две недели до «дембеля» сержант Глушаков подписал контракт. В августе 2001, в разгар второй чеченской войны, он отправился в воюющую республику.
   В Чечне со свойственным ему напором Дмитрий перевёлся вскоре с должности начальника станции в разведроту. Формулировка обязанностей – «операции по нахождению и уничтожению баз и схронов противников». Переходы в горах длились много часов, Дмитрий преодолевал их с тяжёлым оборудованием для связи, привычно носил с собой большое количество боеприпасов. При собственном весе 90 кг на себе переносил больше 80-и. Рассказывает, что за неполный год на Кавказе поездок у него было больше, чем за 10 следующих лет на «гражданке».
   Увидев воочию ситуацию, он сделал выводы об этой войне, где переплелись внутри- и внешнеполитические интересы, особенности местного менталитета. По его наблюдениям, боевики уважали спецназовцев – ведь те честно выполняли свои боевые задачи. Однако доверять им не приходилось. Нередко, опознавая уничтоженных боевиков, которые ночью открывали огонь по нашим солдатам, видели, что среди них есть те, кто ещё днём жал им руки и «братался».
   Однако Дмитрий критически относится к такому понятию, как «чеченский синдром». «Всё зависит от устойчивости нервной системы, - говорит он. – Нам тоже много чего довелось увидеть. Но не сломались. А разные ужасы, как правило, рассказывают те, кто кашеваром где-то отсиделся, боялся нос высунуть в зону боевых действий. Иногда диву даёшься несоответствию их рассказов действительности».
   Не сразу узнали о решении Димы дома. Отчаянный парень решил до поры до времени не говорить маме, куда отправляется. Сказал, что едет в столицу продолжать обучение на сержантских курсах. Это должно было сойти за правду, ведь все письма от сына приходили с пометкой «Москва-400». Однако когда Димина мама через несколько месяцев собрала гостинцы и попыталась отправить посылку, на почте её не приняли. В отделении связи женщине и открыли глаза – этот адрес означал, что сын находится далеко от Москвы. Маме пришлось мужественно пережить опасную командировку второго сына.
   В Чечне Дмитрий Глушаков пробыл 9 месяцев. Со службы возвратился с медалью «За воинскую доблесть» II степени и... котёнком, которого все тут же окрестили Чеченцем. Дима выкормил его, когда малышей оставила кошка. Уходя на задание, поручал сослуживцам. Котёнка посвятили в десантники, после обряда меньший брат обрёл неимоверную храбрость и дерзость. Кот проехал с Димой всю страну, хозяин даже заплатил за провоз усатого пассажира штраф, но не бросил товарища. Дома кот гонял собак, был настоящим охранником и защитником. Однако через какое-то время пропал, как считает Дмитрий, домашнего любимца кто-то попросту украл.
   После возвращения Дима подумывал о продолжении военной карьеры, о новой поездке в Чечню, но не случилось. Появилась семья, родилась дочка Алёнка.
   Сейчас Дмитрий работает охранником, в основном в ночные смены. До армии он успел получить специальность «строитель широкого профиля». Днём делает ремонты в квартирах алданцев. Когда выдаётся свободная минутка, выпиливает из фанеры, плетёт из бисера. Этот талант открыл в себе неожиданно. Дочка загорелась, получив в подарок набор для бисероплетения, но так же быстро остыла к новому увлечению. Тогда свои силы решил попробовать папа – получилось, и очень даже неплохо. На изящные цветы из мелких бусинок и другие его поделки всегда есть спрос у знакомых, поэтому выполняет их на заказ. Большой запас жизненной энергии Дмитрия впечатляет. Но ведь он мечтает о главном – лучшем будущем для своей семьи.

Ирина Виноградова.

«Алданский рабочий», № 26, от 22 февраля 2012
© 2010-2016 Aldanweb 16+
Сайт управляется системой uCoz