Куранахская фабрика (глава из книги Льва Брука Алдан золотой)
Меню сайта


Для нас важно
Ходите ли вы на концерты местных исполнителей?
Всего ответов: 13


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Добро пожаловать, Гость · RSS 24.06.2017, 07:13

Куранахская фабрика

(глава из книги Льва Брука «Алдан золотой»)


Куранахская ЗИФ


   Её по праву называют флагманом отечественной золотодобывающей промышленности.
   По объёмам переработки руды, уровню технологии обогащения, оснащению современным оборудованием, уровню механизации практически нет равных Куранахской золотоизвлекательной фабрике среди аналогичных предприятий отрасли.
   Трудным был путь развития фабрики, начиная с её проектирования и строительства.
   Решение о строительстве Нижнекуранахского ГОКа было принято в начале 50-х годов после открытия месторождений Куранахского рудного поля.
   Первоначальный проект (1958 г.) предусматривал строительство фабрики производительностью 1000 т в сутки (330 тыс. т в год) и карьера на базе месторождения Боковое. Обсуждение проекта на техсовете треста «Якутзолото» (осенью 1958 г.) вызвало бурную дискуссию. Критиковались и параметры горных работ, и проект фабрики, которым предусматривались, например, такие штаты: на фабрике – 123 человека, на руднике – 43 человека!
   На руднике предлагалось иметь 2 экскаватора с ёмкостью ковша 4 куб. м; 10 троллейвозов на базе самосвалов 25 т (в первоначальном варианте 12 троллейвозов на базе самосвалов 10 т); 2 буровых станка ударно-вращательного бурения «Урал»-61; 2 буровых станка БМК-4 с пневмоударниками и 1 компрессор ЗИФ-50.
   В проекте предусматривался накопительный бункер ёмкостью, обеспечивающий резерв руды на 5 суток. Дробление руды – в две стадии: 1-я стадия – щековая дробилка, 2-ая стадия – конусная дробилка.
   Для подачи дроблёной руды на мельничные транспортёры – лопастные питатели. Три маленькие мельницы со спиральными классификаторами. Планировались отделения: мутилок и агитаторов, фильтровальное, насосное, компрессорное, отсадочное, шламовое, реагентное, обезвреживания.
   Всем было ясно, что по такому проекту ни фабрика, ни карьер нормально работать не смогут. Но с этим мнением треста ни Якутский СНХ, ни более высокие инстанции не считались.
   Была создана дирекция строящегося ГОКа. В её составе были работники, которые первыми приняли на себя трудности строительства фабрики и её подразделений: В.Н. Тужиков, директор, В.М. Петров, гл. механик, В.А. Прасов, гл. энергетик, М.К. Тибейкин, зав. складами, О.Б. Брук, начальник химлаборатории. И ряд других работников (строители, бухгалтеры).
   В тот момент ни в Якутском СНХ, ни в тресте ещё не представляли себе масштабов, трудностей строительства, с которыми придётся столкнуться.
   Не было стройбазы. Уже позже создали небольшой завод ЖБИ. Не было собственной строительной организации, практически отсутствовали кадры ИТР и рабочих строительных специальностей.
   Кому-то пришла идея строить комплекс хозспособом, силами прииска «Куранах». И за это дело взялся бывший тогда директором прииска В.Т. Везденеев.
   В 1959 году были вынесены оси площадки фабрики и начаты земляные работы под котлован.
   Помню первый проведённый там массовых взрыв. Взрывалось 17 тонн взрывчатки. По тем временам это был очень большой по объёму взрыв. Командовали им главный геолог прииска В.Н. Ильин и главный механик В.М. Демьянов.
   В 1960-1961 годах на стройплощадке зимой можно было увидеть женщин в ватниках с лопатами и кайлами.
   В 1959 году начали формировать Куранахское СМУ. Начальники его приходили и уходили, а стройка двигалась черепашьим шагом.
   Затем был создан трест «Алданстрой», в составе которого было 2 СМУ – Куранахское и Чульманское (строительство Чульманской ГРЭС).
   На строительство Куранахской фабрики и посёлка по оргнабору приезжали сотни рабочих. Для них был построен палаточный городок у развилки нижней и верхней дорог, ведущих на фабрику.
   В 1963 году трест «Алданстрой» возглавил И.С. Ладейщиков. Строительство оживилось, в 1964 году темпы его заметно возросли, и в августе 1965 года, когда директором Куранахского ГОКа был уже В.Л. Вигдорович, началось опробование фабрики.
   Уже в 1960 году было принято решение об увеличении проектной производительности фабрики до 660 тыс. тонн в год (2000 тонн в сутки). В проекте практически не было для этого обоснованных изменений.
   И с августа 1965 года начались мытарства с достижением проектной производительности. Прошёл год, и государственная комиссия приняла фабрику с производительностью 60% от проектной (по первому проекту) – 600 тонн руды в сутки.
   Почти год прожил в Куранахе председатель госкомиссии Анисимов (зам. директора по капстроительству Норильского ГОКа).
   Первым начальником фабрики был К.А. Султанов, главным механиком – В.М. Петров, главным инженером – Чернин (приехал из Магадана), главным энергетиком – В.А. Прасов.
   Первыми мастерами стали молодые инженеры О.Б. Винокуров, Г.П. Винокурова, А. Камолдинов, С. Полева, Н.П. Крылов, Н.Г. Крылова.
   С Лебединской фабрики перешли на Куранах В.Е. Тараненко, В.М. Шароглазов, А. Серебрянский и другие специалисты.
   С первых дней работы фабрики в наладке оборудования, в отработке технологического процесса участвовали В.М. Высотин, главный обогатитель ГОКа, приехавший из Магадана.
   Подготовленного коллектива рабочих не было. Рабочих «на ходу» обучали мастера Винокуров, Камолдинов, Крылов, Полева.
   Пополнили коллектив выпускники обогатительного отделения Алданского техникума, рабочие, завербованные на предприятиях Амурской области.
   С первых дней работы фабрики анализы для неё проводила химлаборатория. временно оборудованная в деревянном домишке бывшей приисковой отпарочной (помещение, где получали золото из амальгамы). Работу химлаборатории организовали инженеры Г.П. Винокурова, Л.Н. Камолдинова под руководством О.Б. Брук.
   Уже первые месяцы работы фабрики показали, что ни один из узлов, выполненных по проекту, нормально работать не может.
   В приёмном бункере замерзала руда. Бункер обмерзал так, что через него не проходила и мелкая руда. Руда к мельницам поступала из бункера по узким течкам, которые очищались вручную.
   По распоряжению В.Л. Вигдоровича на площадку над бункером был поднят буровой станок «Амурец», были сделаны попытки разбурить слежавшуюся и смёрзшуюся в бункере руду, но из этого ничего не получилось.
   Была смонтирована так называемая прямая подача. Мельничные транспортёры удлинили, и приёмные воронки были выведены за стену главного корпуса.
   Здесь бригада горняков (среди них почётные горняки В.П. Гуляев, Н. Павлов, Т.А. Иванилов и др.) вручную подавала руду к мельницам.
   Вышли из строя лопастные питатели, которые были взяты проектантами из опыта угольщиков. Слабыми оказались транспортёры. По транспортёру № 2 от конусной дробилки к накопительному бункеру руда не поднималась и шла сплошной вязкой глинистой лентой.
   Помню, когда главный обогатитель ГОКа В.М. Высотин и я дежурили на фабрике (тогда круглосуточно дежурили на фабрике специалисты ГОКа) при запуске мутилок и агитаторов, они сразу же вышли из строя, так как механизмы имели недопустимо высокие скорости, предусмотренные проектом. Ненадёжными оказались и компрессорное хозяйство, и запорная арматура фильтров.
   При крайне низких объёмах поступающей руды мельницы не справлялись, у бункера скапливалось по 15-20 автомашин с рудой в ожидании разгрузки.
   Все площадки, полы под фильтрами были заполнены пульпой, выпущенной из агитаторов, фильтровщиков. Бывали случаи, когда приходилось откапывать насосы.
   Условия работы сложились очень трудные, многие их не выдерживали. Стали уходить кадры. Ушли Султанов, Чернин, ряд мастеров, менялись начальники отделений.
   Непрерывные совещания, «накачки», «разносы» со стороны руководства всех уровней и очень мало помощи – с этим трудно было мириться.
   С 1966 года начались многочисленные командировки на фабрику представителей вновь созданного объединения «Якутзолото», а наш трест стал именоваться «Алданзолото».
   Неделями и месяцами жили в Куранахе главный инженер «Главзолота» А.В. Лобов, обогатители И.Ф. Барышников, С.С. Телепнев и другие.
   В 1966 году, после ухода К.А. Султанова, некоторое время руководил фабрикой по совместительству с обязанностями главного обогатителя Куранахского ГОКа В.М. Высотин.
   В том же году был направлен на фабрику (из Красноярского края) главным инженером И.Н. Паюшин. Начальником фабрики был назначен П.А. Шохтин (бывший управляющий трестом «Амурзолото»). Фабрика попросту «перемалывала» кадры. Оставались наиболее стойкие, способные, ответственные, самоотверженные, творчески мыслящие и инициативные. Они постоянно преодолевали возникавшие на каждом шагу трудности.
   Это касалось и наведения необходимой технологической дисциплины, и улучшения работы отдельных узлов и механизмов, их модернизации, а при необходимости и замены их на более надёжные.
   Велика заслуга таких работников, как В.М. Петров, В.М. Высотин, Н.И. Крылов, О.Б. Винокуров, В.Е. Тараненко, Ю. Стародубцев и других.
   Много трудностей с честью вынесли мастера Т.Г. Саранчина, Г.П. Окунева, А.А. Митахинова, Л.А. Дедковская, С.В. Балабкина, И.И. Перевозчикова.
   Многим техникам-механикам и электрикам В. Балабкину, Ю. Чекашкину, Э. Весвало, В. Анисимову требовалось много энергии, творчества, чтобы обеспечить эксплуатацию и ремонт оборудования.
   Несмотря на все усилия, не удавалось изменить положение на фабрике. Большое количество проектных ошибок, недоделки строителей, ненадёжное оборудование, неувязки в снабжении легли на плечи вновь сформированного, ещё не сработавшегося коллектива металлургов, механиков и энергетиков.
   Фабрика работала нестабильно.
   В начале 1967 года, очевидно, не выдержав всех испытаний, покинул Куранах директор ГОКа В.Л. Вигдорович.
   С Лебединого был переведён директором рудника «Куранах» (так с 1967 года стал назваться Нижнекуранахский ГОК) Ф.П. Джулай. Летом 1967 года «Алданзолото» и Куранах посетила представительная комиссия: зам. завотделом тяжёлой промышленности ЦК КПСС Разумов, зам. министра цветной металлургии Н.Н. Чепеленко, секретарь ОК КПСС А.В. Власов, старший инженер «Главзолота» Б.Г. Гусов (бывший управляющий трестом «Якутзолото»), главный инженер объединения Л.Л. Солдатов.
   После посещения ими фабрики состоялось совещание, на котором её работа подверглась серьёзной критике.
   На областной партконференции в Якутске из-за состояния Куранахской фабрики «досталось» и министерству, и объединению, и обкому.
   По рассказам присутствовавших на конференции, Разумов выразился так: «До чего вы довели крупнейшую фабрику? Видимо, решили уток разводить в этом болоте?».
   В то время куранахцы уже выступили с предложениями по поводу того, как привести фабрику в порядок и достичь проектной производительности.
   Срочно были подключены проектанты, строительные организации, выделены ресурсы. Началась первая реконструкция.
   На площадке фабрики работали строители, монтажники. Был создан штаб строительства. Его возглавил главный инженер объединения «Якутзолото» Л.Л. Солдатов. На Куранахе тогда шутили: «Стройку возглавляют два прораба – Солдатов и Джулай».
   Это был настоящий штурм. От института «Цветметпроект» в Куранахе постоянно работала группа рабочего проектирования.
   На фабрике с самого начала её работы институтом «Иргиредмет» велись исследования по выработке оптимальных параметров технологии, расходных коэффициентов реагентов, циклов фильтрации, пульпоподготовки и т.д. Трудно назвать того, кто из «Иргиредмета» не помогал фабрике встать на ноги.
   Ежедневно примерно в течение 8 месяцев проводились планёрки со всеми подрядчиками и субподрядчиками. Солдатову были даны полномочия руководить ими.
   В ущерб другим предприятиям на Куранах шёл металл, поступало оборудование, механизмы, материалы. Своевременное поступление всего необходимого находилось под контролем вышестоящих инстанций.
   По распоряжению Л.Л. Солдатова мне приходилось постоянно контролировать и протоколировать исполнение принятых решений.
   На реконструкцию фабрики снимались целые бригады дражников, бульдозеристов, буровики, экскаваторщики и другие специалисты с предприятий комбината.
   Атмосфера стройки была пронизана большим творческим энтузиазмом.
   Твёрдость, жёсткость Солдатова и Джулая были на грани дозволенного. Помню, когда появились серьёзные претензии к одному из субподрядчиков («Сибсантехмонтаж»), то на планёрку был вызван начальник этого управления. Его привезли из Якутска, из больницы, на костылях, нога была в гипсе.
   За короткий срок, 8 месяцев 1968 года, была проведена колоссальная работа по реконструкции фабрики: построено новое отделение рудоподготовки, новая галерея, реконструировано мельничное отделение с установкой более мощных мельниц, усовершенствовано оборудование фильтровального отделения, установлен мощный пластинчатый питатель под загрузочным бункером. Деревянные площадки и лестницы были заменены на металлические.
   Была приведена в порядок и территория фабрики.
   Когда в марте 1969 года ночью фабрику запустили после реконструкции, то работники управления вместе с итээровцами фабрики были расставлены по узлам, чтобы проследить за их пуском, работой.
   В два часа ночи Джулай проводил техсовет.
   Недоделок и неисправностей было отмечено немного.
   Фабрика стала работать стабильнее и вскоре перекрыла проектную производительность.
   Приехавший тогда зам. министра цветной металлургии Н.Н. Чепеленко был просто удивлён.
   Изумляли результаты не только «технической революции», но и внешний вид: оборудование выкрашено, на полу уложена метлахская плитка, расстелены дорожки из фильтродиагонали.
   Всё это стоило больших трудов, инициативы, творчества, которые проявили В.М. Петров, В.Е. Тараненко, И.Н. Паюшин, В.М. Шароглазов и многие другие работники фабрики.


Куранахская ЗИФ


   Трудно переоценить и вклад работников управления рудника «Куранах» В.М. Высотина, М.В. Демьянова, Н.Ф. Мезенцева, который был главным инженером Куранахского ГОКа с 1965 по 1968 год, директором рудника в 1969 году (затем стал начальником Якутского горного округа).
   В 1969 году Ф.П. Джулай был переведён в Алдан, назначен директором комбината «Алданзолото».
   Директором рудника «Куранах» был назначен Н.Ф. Мезенцев, главным инженером – Л.А. Брук.
   Куранахский комплекс начинал набирать силу. Но на фабрике надо было наводить порядок в ведении технологии с соблюдением технологической дисциплины. Представителям науки было выдано много рекомендаций.
   Нам с Мезенцевым пришлось самим изучить технологию, порядок ведения процесса, проводить нечто вроде экзаменов для мастеров, начальников отделений по знанию технологии. На видных местах в цехах вывешивались плакаты с указанием основных параметров, правил ведения технологических процессов.
   В 1969-1970 годах Куранахская фабрика работала довольно стабильно.
   Отрабатывались оптимальные режимы илового процесса, проводились относительно небольшие работы по совершенствованию оборудования.
   В эти годы начались работы по внедрению автоматизации технологических процессов (в частности, фильтрации).
   В 1971 году была начата огромная по своим масштабам вторая очередь реконструкции с переводом фабрики на новую технологию.
   Ф.П. Джулаем и главным энергетиком комбината П.М. Паслёновым было предложено установить мельницы бесшарового измельчения типа «Каскад» (на фабрике № 3 «Якуталмаза» уже были две такие мельницы диаметром 7 метров). Проектантами это предложение сначала было принято в штыки.
   В эти же годы на Лебединской фабрике проводились работы по освоению сорбционной технологии на ионообменной установке (ИОУ).
   Среди фабрик Минцветмета, на которых предусматривалось внедрение сорбционной бесфильтрационной технологии, первой была Куранахская.
   Внедрение сорбционной технологии было внесено в перечень важнейших задач и находилось под контролем Госплана СССР, Госкомитета по новой технике, ЦК КПСС.
   От академии наук фабрику курировал член-корреспондент АН СССР (впоследствии академик) Б.Н. Ласкорин. Он был научным руководителем диссертации А.А. Пунишко, которая возглавляла работы на Лебединской ИОУ от института «Иргиредмет».
   В 1970 году был проведён техсовет комбината с участием представителей науки (я был на нём председателем). Тогда был утверждён технологический регламент сорбционной технологии для Куранахской ЗИФ.
   Поскольку Лебединская ИОУ работала неустойчиво, то расходные коэффициенты и параметры были взяты с определённым запасом для гарантии устойчивой работы.
   На основании этого институт «ВНИИгорцветмет» составил проект. Но когда обсуждался доклад главного инженера проекта Д.А. Коробейникова (в обсуждении принимали участие представители Ленинградского «Механобра»), было обращено внимание на большое количество ошибок в проекте.
   Неудачной оказалась предусмотренная компоновка оборудования, нигде не были учтены перепады и площадки для установки приборов автоматизации и контроля.
   Главным критерием при проектировании был «минимум затрат, минимум оборудования».
   Не предусматривалось перспективное развитие. Б.Н. Ласкорин после посещения Куранаха сделал заключение, что фабрика после умелой реконструкции может перерабатывать до 5 млн. тонн руды в год.
   В проект фабрики была заложена производительность на первом этапе – 1 млн. тонн в год, затем – 1,7 млн. тонн в год.
   Проект же, о котором докладывал Д.А. Коробейников, предусматривал производительность 1 млн. тонн в год без учёта перспективы.
   В проект были заложены одна мельница «Каскад», маленькое компрессорное отделение, малопроизводительные пачуки и т.д. Не были предусмотрены реконструкция известкового отделения, отделение нейтрализации и др.
   Но и для осуществления этого «усечённого» проекта у министерства не нашлось средств.
   И на первом плане комбинат финансировал работы по реконструкции за счёт кредита Госбанка на новую технику. Была получена ссуда в размере 6 млн. рублей.
   Для решения проблем реконструкции были созданы творческие группы из работников управления комбината, Лебединской и Куранахской фабрик, в которые входили молодые инженеры В.А. Шешин, Ю.И. Фролов, В.Г. Купченко, а также такие опытные специалисты, как В.М. Петров, П.М. Паслёнов, М.В. Демьянов, И.Н. Паюшин и другие.
   Возглавлял работу этих групп Ф.П. Джулай. Период реконструкции в 1970-1972 гг. был для комбината очень трудным, масштабы работ были более значительными, чем в 1968 году.
   Конкретной помощи от вышестоящих организаций, как в 1968 году, не было. Много усилий приходилось затрачивать на «выбивание» через высшие инстанции материалов, оборудования.
   Функции начальника стройки, «прораба» выполнял Ф.П. Джулай. Куратором монтажа и демонтажа оборудования был главный механик фабрики В.М. Петров. Можно прямо сказать, что он был главной фигурой во время очередной реконструкции.
   Меня всегда изумляла и вызывала глубокое уважение личность В.М. Петрова. Это поистине талант-самородок.
   Он пришёл на Лебединый слесарем в 1951 году. И здесь сразу проявился его талант. Главный механик Лебединской фабрики, затем главный энергетик комбината, тоже весьма творческая личность, П.М. Паслёнов говорил; «Петров может сделать всё что угодно, был бы металл и простейший инструмент».
   Велик был его вклад в развитие Лебединской фабрики, неоценима роль и в становлении Куранахской ЗИФ с первых дней строительства. Человек скромный, молчаливый, уравновешенный, он был генератором идей и обладал большими способностями организатора. Надо было иметь особую закалку, чтобы почти сутками находиться на производстве, заниматься текущей работой по ремонту действующего оборудования и одновременно курировать монтаж нового оборудования. При этом творить новое, заниматься рационализацией.
   В.М. Петров по праву был награждён орденом Трудового Красного Знамени, удостоен звания «Заслуженный рационализатор РСФСР». Только из-за непростых отношений внутри комбината он не был представлен к присвоению звания лауреата премии Совмина СССР за внедрение метода бесшарового измельчения.
   Кстати, институт «Иргиредмет» представлял работу по освоению сорбционной технологии к присвоению государственной премии и предлагал включить в список кандидатов на премию В.А. Шешина. Он был начальником Лебединской ИОУ, затем главным инженером Куранахской ЗИФ в первый период перевода её на сорбционную технологию.
   В результате огромной по своим масштабам второй очереди реконструкции уже в 1972 году на фабрике были внедрены ионообменный процесс, бесшаровое измельчение (была установлена первая мельница «Каскад»), введён в действие первый в стране сгуститель открытого типа диаметром 50 м.
   Всё это позволило резко поднять производительность фабрики.
   Освоение объёмных и технологических показателей переработки куранахских руд в крупных масштабах выдвинуло комбинат в число передовых предприятий отрасли по добыче золота.
   За этот трудный период реконструкции оборудование фабрики практически полностью было заменено новым. Причём ни на один день фабрика не останавливалась. Коллектив наращивал объёмы переработки руды, добычи золота параллельно с освоением новых технологических процессов.
   К середине 1972 года в пачуках сорбции уже накапливалась насыщенная золотом смола, но из-за неготовности отделения регенерации золото невозможно было извлечь.
   Комбинат проваливал план, хотя непрерывно ездили «толкачи» из объединения, «Главзолота».
   Создалась нервозная обстановка. Уже на завершающих этапах реконструкции началась перестановка кадров руководителей фабрики.
   Так, И.Н. Паюшин был переведён главным инженером, а начальником фабрики был назначен В.Г. Лукьяненко, который не имел опыта руководства столь крупным предприятием.
   Может быть, И.Н. Паюшин и не обладал способностями организатора-«погонялы», но он был очень грамотным инженером-гидрометаллургом и пользовался большим уважением не только в коллективе, который возглавлял, но и у многих представителей науки.
   Вскоре, когда В.Г. Лукьяненко был переведён в комбинат, И.Н. Паюшин снова возглавил коллектив фабрики. Хочется сказать и о других работниках, внесших заметный вклад в совершенствование технологии обогащения руд. Долгие годы, с перерывами, главным обогатителем треста, затем комбината «Алданзолото» был В.Н. Тужиков.
   В.Н. Тужиков обладал большими знаниями как инженер-металлург. Был всегда принципиальным, когда вопрос касался оценок работы фабрики, ведения технологии. По его инициативе уже с начала 60-х годов к решению проблем обогащения стали широко привлекаться научно-исследовательские организации.
   Впоследствии это стало традицией для комбината – при решении проблем привлекать представителей науки. Много лет отдал Куранахской фабрике В.М. Высотин. В 1965 году он приехал на Алдан из Магаданской области, где отработал 15 лет и на россыпях, и на обогатительных фабриках.
   Трижды он возглавлял Куранахскую фабрику в особенно трудные периоды её работы. Надо отметить, что проработав длительное время в системе «Дальстроя», В.М. Высотин не унаследовал традиции быть «погонялой». Скромность, отсутствие тщеславия приводили к тому, что его идеи присваивали и реализовывали другие. Зачастую честность, принципиальность, неумение приспосабливаться мешали ему в работе.
   В.М. Высотин внёс весомый вклад в развитие Куранахской ЗИФ, в совершенствование как илового, так и сорбционного процессов. Многое сделал и как главный обогатитель комбината. И если бы стал им раньше (сразу после В.Н. Тужикова), то, скорее всего, можно было бы избежать многих ошибок в работе обогатительной службы комбината (это и так называемая ионообменная установка на Колтыконе, и разработка системы обезвреживания, и эпопея с «упорными» рудами и др.).
   Не переоценить и роль Ф.П. Джулая, директора комбината «Алданзолото», в досрочном освоении сорбционной технологии и общей реконструкции Куранахского комплекса.
   В начале 1972 года на всесоюзном совещании руководителей золотодобывающих предприятий, проходившем три дня в Алдане, главный инженер «Главзолота» А.В. Лобов отмечал достижения комбината «Алданзолото» в области научно-технического прогресса – реконструкцию Куранахской ЗИФ, внедрение на горных работах шарошечного бурения, безвзрывной технологии горных работ (бульдозер-погрузчик), создание промежуточного рудного склада и многое другое. Как пример инициативного и творческого подхода к делу отмечалась работа директора комбината Ф.П. Джулая.
   Но в июле, когда проваливался план из-за невозможности вывести золото из пачуков, все забыли о том, что сделал коллектив во главе с Ф.П. Джулаем.
   Инициативу Ф.П. Джулая досрочно завершить реконструкцию (к тому же, он стал много внимания уделять старательской золотодобыче) признали «волюнтаристским» решением. Ф.П. Джулай был снят с должности. Так была «наказана» инициатива тружеников передового коллектива.
   Эпопея с реконструкцией Куранахской фабрики в 1972-1976 годах стала забываться. В целом комбинат в эти годы переживал большие трудности. Н.С. Кнышенко было сложно решать весь комплекс проблем предприятия. Разработка рудных месторождений в алданских условиях, ведение дражных работ требовали огромных усилий.
   Часть нагрузки взял на себя главный инженер И.С. Ладейщиков.
   Мне пришлось по долгу службы общаться с И.С. Ладейщиковым более 20 лет.
   Опытный руководитель, организатор, грамотный инженер, он работал в основном «на сегодняшний день». Он умел «выжать» план, за что был уважаем в верхах и слыл незаменимым. Он был человеком, которым часто руководило желание быть первым. Это качество, по словам очевидцев, проявлялось у него и в Мирном, где он был первым секретарём ГК КПСС, и в дальнейшем во время работы на Лебедином.
   Это порой мешало первым руководителям комбината. И Гусову, и Джулаю, и Кнышенко, и Дорофееву.
   С приходом к управлению комбинатом в 1976 году С.И. Дорофеева были оживлены и поставлены на новый современный уровень работы по развитию всех видов добычи золота, особенно на рудном переделе, на Куранахской ЗИФ. О работе Куранахской фабрики можно писать очень много.
   В её развитие внесли вклад и проектанты, и работники научно-исследовательских институтов, но главная заслуга всё же принадлежит коллективу комбината и фабрики.
   По объёмам переработки руды Куранахская ЗИФ уже с начала 70-х годов стала входить в первую десятку крупнейших золотодобывающих фабрик мира.
   Здесь впервые в СССР в золотодобывающей отрасли было внедрено бесшаровое измельчение в крупных промышленных масштабах, сорбционное извлечение золота из цианистых пульп на основе ионообменных смол, регенерация этих смол с получением золота высокой пробы путём электролиза на углеграфитовый войлок. Здесь же было впервые внедрено сгущение пульп в сгустителях открытого типа диаметром 50 м. в условиях Крайнего Севера, где зимой морозы достигают 40-50 градусов.
   На Куранахской фабрике впервые в золотодобывающей промышленности была внедрена автоматизированная система управления технологическим процессом.
   И можно ещё продолжать перечень достижений Куранахской фабрики.
   Уже в 1984 году, когда я уходил на пенсию, Куранахская фабрика перерабатывала примерно в 5 раз больше руды, чем это было предусмотрено проектом, утверждённым в 1958 году председателем Совмина СССР Н.С. Хрущёвым.
   А через 30 лет после пуска фабрики её производительные мощности уже позволяли перерабатывать руды в 10 раз больше, по сравнению с проектом.
   Всё это стало возможно благодаря самоотверженной работе, творчеству, инициативе коллектива фабрики. Здесь хорошую школу прошли многие инженеры, техники, рабочие. Проявили и развили свои профессиональные знания, творческую инициативу В.А. Шешин, Ю.И. Фролов, О.Б. Винокуров, В.Г. Постоялкин, В.К. Окунев, А.И. Нестеров, А. Фёдоров и многие другие.
   Высоким авторитетом как организаторы производства и творческие руководители пользовались начальники отделений и мастера А.С. Кайсин (впоследствии начальник фабрики), Л.А. Дедковская, А.А. Митахинова, Т. Балабкина, С.С. Новикова, Т. Фёдорова, И.И. Перевозчикова, Л.С. Апанасенко, Г.П. Окунева.
   Куранахская фабрика была хорошей школой и для такого талантливого организатора, квалифицированного специалиста, как Н.М. Апанасенко, возглавляющего её коллектив, а затем ставшего одним из руководителей «Алданзолота».
   Успешной работе Куранахской ЗИФ способствовала и деятельность её вспомогательных цехов – химлаборатории, РММ, исследовательской лаборатории.
   С первых дней работы фабрики необходимо было проводить химические анализы исходной руды, промежуточных продуктов переработки, готовой продукции.
   К моменту пуска фабрики здание лаборатории, предусмотренное проектом, ещё не было построено. Пришлось приспособить под лабораторию временное помещение (бывшую отпарочную прииска). За полгода до начала работы это помещение было оборудовано, были обучены лаборанты. И с первого дня работы фабрики проводились необходимые анализы.
   Осенью 1968 года было сдано в строй новое здание лаборатории. Были созданы условия для оснащения её современной аппаратурой, для внедрения новых методов анализа, для многократного увеличения количества выполняемых анализов.
   Если при становлении лаборатории использовался опыт аналитических служб других предприятий отрасли – «Дарасунзолота», «Балейзолота», «Забайкалзолота» и, в первую очередь, Лебединской фабрики, то вскоре химлаборатория Куранахской ЗИФ стала одной из передовых в отрасли. Опыт её работы стали изучать представители лабораторий Урала, Средней Азии, новых строящихся предприятий отрасли.
   Успешную работу лаборатории обеспечивали опытные специалисты Г.П. Винокурова, Л.Н. Камолдинова, Л.В. Чекашкина, Н.С. Арсентьев. Со дня основания лабораторию почти 20 лет возглавляла ветеран золотодобывающей промышленности О.Б. Брук.
   С 1984 года в руководстве лаборатории сложился плодотворный тандем Г.П. Винокурова - Л.В. Чекашкина. Высокий профессионализм сочетался с творческой инициативой.
   Сложился опытный коллектив лаборантов, в котором приобретали и передавали свой опыт И.П. Лоскутова, В.Н. Афанасьева, З.М. Духленкова, И.М. Лунева, Л.А. Высотина, Г.А. Демышева, Г.С. Билюшова и многие другие.
   С каждым годом химлаборатория совершенствует уровень аналитического контроля, внося существенный вклад в производственные достижения «Алданзолота».
   В изучение, внедрение и совершенствование технологических процессов на фабрике огромный вклад внесла исследовательская лаборатория Куранахской ЗИФ. На первых этапах это было освоение опыта исследовательской лаборатории Лебединской фабрики, которую одно время возглавлял В.И. Сёмин, затем там успешно работали Л.И. Янко, М.И. Дюбкина.
   Исследовательская лаборатория имела тесную связь с «Иргиредметом», другими научными институтами в разработке параметров новых технологий. Большой вклад в исследовательскую работу внесли В.Г. Купченко, Ю.И. Фролов, В.В. Хомутов.

____________________

Л.А. Брук «Алдан золотой» (Новосибирск: ФГУП «Новосибирский полиграфкомбинат», 2004 г.), стр. 94 – 113.


© 2010-2016 Aldanweb 16+
Сайт управляется системой uCoz