Куранахский рудный комплекс (глава из книги Льва Брука Алдан золотой)
Меню сайта


Для нас важно
Откуда вы родом?
Всего ответов: 158


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Добро пожаловать, Гость · RSS 28.06.2017, 07:28

Куранахский рудный комплекс

(глава из книги Льва Брука «Алдан золотой»)


   Открытие Куранахских золоторудных месторождений в 50-х годах и их бурное освоение со второй половины 60-х годов по праву можно назвать вторым рождением золотого Алдана.
   Куранахское рудное поле было открыто геологами треста «Якутзолото». Я бы назвал это подвигом геологической службы.
   Из первооткрывателей я знал многих геологов. И В.Ф. Гаскарова – бывшего главного геолога прииска «Н. Куранах», затем начальника Куранахской экспедиции, и А.И. Кукса – одного из известных геологов треста, затем главного геолога ТУКЭ, и В.И. Ильина – геолога Куранахской партии, главного геолога прииска «Н. Куранах», позже главного геолога комбината, и А.И. Булановского – геолога Куранахской партии, затем начальника Куранахской ГРП ТУКЭ, главного геолога ТУКЭ, начальника ТУГРЭ, и И.М. Черемных – геолога различных партий, старшего геолога рудника «Куранах», открывшего месторождение «Боковое», и Ф.Ф. Бочкарёва – геолога различных партий, главного геолога Куранахского ГОКа (рудника), открывшего месторождение «Центральное».
   В период открытия месторождений Куранаха геологическую службу треста возглавлял известный геолог И.В. Шатров.
   В разведочных работах на Куранахе участвовали В.А. Ксенз, И. Силин, Ф.А. Трифонов, А.П. Макаров, Ю.И. Первухин, Н.Ф. Мезенцев, А.С. Флусов и многие другие.
   До 1959 года все геологоразведочные работы выполнялись на Алдане силами геологов треста «Якутзолото» («Алданзолото»). В 1959 году были созданы региональные геологические управления, союзно-республиканские министерства геологии.
   Из экспедиции «Сибгеолнеруд» (занималась разведкой слюды и других полезных ископаемых, управление было в Чите) и геологической службы треста «Якутзолото» была организована Тимптоно-Учурская комплексная экспедиция (ТУКЭ, позже ТУГРЭ, ГГП «Алдангеология»), которая подчинялась Якутскому геологическому управлению.
   В середине 50-х годов на северном участке залежи Боковой – лебединцы начали добывать руду для опытных работ на своей фабрике.
   В архивах есть фотография, на которой изображён экскаватор-драглайн, автомашина – «полуторка», в которую грузится руда. На фотографии В.Н. Прецнек (главный инженер рудника «Лебединый»), Н.С. Кошкарёв, И.И. Кашкурович, В. Антоненко, работники рудника «Лебединый».
   Впоследствии участок «Боковой» вошёл в состав прииска «Н. Куранах». В 1960-1961 годах этот участок называли карьером «Новый», потом это название забылось.
   Вскрыша здесь не велась, руда добывалась с поверхности прямой экскавацией. Использовались работавшие в 40-х годах на разрезах Б. Куранаха экскаваторы-драглайны «Лине-Белт». Потом появились экскаваторы марки ОМ с ковшом 0,65 куб. м, Э-1625 – с ковшом 1,25 куб. м.
   Начали проводиться буровзрывные работы. Для этого применялись станки канатно-ударного бурения типа «Амурец», «БУ» с дизельными или бензиновыми двигателями.
   Из взрывных веществ применялся аммонит 6ЖВ, взрывание – огневое, затем электровзрывание и в последующем – детонирующим шнуром.
   В 1959-1964 годах начальником участка был П.Г. Тарасов, горный техник. Он работал на разных приисках Алдана, на Тырканде в разведочных партиях, был одним из первых горных мастеров в 1946-1947 годах на прииске «Н. Куранах» в период его открытия.
   В числе первых горных мастеров начала 60-х годов были В.Т. Козловский, Г.Д. Кушавин, Л.Ф. Букловский, С.П. Макаров, А.Н. Попов.
   Одним из первых механиков был М.Ф. Казанцев. Маркшейдерское обслуживание осуществляли В.А. Демидов, Н.Ф. Зайцев.
   Первыми участковыми геологами были Ю.И. Моторкова, А.П. Макаров, И.М. Куликова.
   Буровзрывными работами руководил Р.А. Васильев.
   Содержание в рудах, поставлявшихся на фабрику, было двузначным (случалось и трёхзначное).
   Помню в подробностях, как велись горные работы, так как начиная с 1958 года, мне приходилось контролировать их как представителю треста, а с 1964 года – непосредственно участвовать в этих работах на Куранахе.
   До пуска в эксплуатацию в 1965 году Куранахской фабрики добычей руды на месторождениях «Боковое», «Центральное» обычно закрывались прорехи в выполнении плана золотодобычи, которые возникали на приисках или руднике «Лебединый».
   В 1956-1957 годах началось проектирование Куранахского ГОКа треста «Якутзолото».
   В ноябре 1958 года состоялся техсовет треста по рассмотрению технического проекта. Проектировал ГОК институт «Цветметпроект» (директор Лезгинцев, ГИП Д.А. Коробейников).
   Как горные работы, так и фабрика были спроектированы безобразно, в отрыве от фактических горно-геологических условий, без учёта специфики руд, их залегания, распространения, без увязки с применяемым оборудованием.
   На техсовете проект был подвергнут серьёзной критике, но ни в Якутском Совнархозе, ни в высших инстанциях в Москве к этой критике не прислушались.
   В 1959 году началось строительство фабрики.
   Карьер по проекту не строился, горные работы велись тоже не по проекту.
   Росли объёмы переработки руды, росли «ямы». По меткому выражению бывшего тогда главным маркшейдером И.Я. Когана, горные работы представляли собой «свинорой». Шла отработка обогащённых блоков как с санкции совнархоза, так и без его ведома.
   Мне запомнились анекдотичные случаи. Так, в 1960 году с выполнением плана были большие трудности. В отстающих был прииск «Ленинский», так как драга № 41 ещё строилась, а в плане её работа была уже предусмотрена.
   Не размещённый по объектам металл по постановлению СНХ отнесли старателям. Но у треста в тот момент не было возможности организовать старательские работы, не было для этого необходимой техники, оборудования, материалов.
   Сложившееся отставание надо было как-то перекрыть. Решили воспользоваться богатой рудой из шурфа № 27 на Боковом. Но летом там из-за грунтовых вод образовалось болото. Транспорт к экскаватору подтаскивался трактором, черпать из ямы можно было только пульпу. Управляющий трестом А.Ф. Жевлаков дал распоряжение Д.И. Бирюкову («комиссару» от треста, начальнику ОТиЗа) грузить эту пульпу и везти на Лебединскую фабрику. И пошли на Лебединый машины с рудой, похожей на штукатурный раствор, только жёлтого цвета.
   Другой случай был в начале 60-х годов. Для выхода из критической ситуации с выполнением плана было получено разрешение взять так называемую технологическую пробу на месторождении Дэлбэ, где по данным разведки содержание в отдельных пробах было до 6 кг на тонну. На этом участке тогда начальников был И.И. Кашкуревич, мастером – Г.Д. Кушавин, геологом – А.П. Макаров.
   Поставка этой руды на Лебединый серьёзно помогла выполнению плана. Решил воспользоваться этой рудой и директор прииска «Н. Куранах» В.Т. Везденеев. Он распорядился несколько мешков этой богатой руды загрузить в бочку драги № 79 для промывки. Но, увы, золота не получили.
   Строительство Куранахского ГОКа шло медленно и неорганизованно. Задержка с вводом фабрики пагубно сказывалась на горных работах.
   Дирекция строящегося ГОКа горными работами практически не занималась, т.к. карьер являлся подразделением прииска «Н. Куранах».
   Вначале Якутский и Северо-Восточный СНХ серьёзного внимания строительству ГОКа не уделяли. Менялись заместители председателя СНХ по строительству, часто менялись начальники, главные инженеры Куранахского СМУ, сотнями приезжали и уезжали рабочие по оргнабору.
   Созданный в Алдане трест «Алданстрой», как и руководство треста «Якутзолото» (Б.Г. Гусов, П.Л. Викторов), не в состоянии был масштабно решать вопросы ускорения строительства.
   Замедляли строительство и некоторые внешние обстоятельства. Так, в это время быстрыми темпами шло освоение месторождений якутских алмазов. «На алмазы» привлекались лучшие кадры со всех предприятий Якутии и других регионов, в том числе из Алдана.
   Вторым фактором, умалявшем значение строящегося ГОКа, было то, что на Индигирке добывалось золота в 1,5 раза больше, чем на Алдане. И если принять во внимание объёмы золотодобычи на предприятиях Магадана и Чукотки, то ввод Куранахского ГОКа не играл особой роли в приросте золотодобычи. И отношение к тресту «Якутзолото» и Куранахскому ГОКу было соответствующим.
   Серьёзным толчком к окончанию строительства первой очереди Куранахского ГОКа и фабрики послужил приезд на Алдан весной 1964 года заместителем председателя Совета Министров СССР, председателя ВСНХ В.Э. Дымшица.
   Он пробыл на Алдане 36 часов. Побывав на строительстве Куранахской фабрики, на драге, на Лебединской фабрике. Провёл совещание в тресте, оно продолжалось около 7 часов.
   На совещании присутствовали председатель СВ СНХ К.В. Воробьёв, его заместитель Н.А. Соловьёв, И.С. Стригин, ведавший вопросами цветной металлургии в ВСНХ, представители Госплана СССР, Якутского, Магаданского обкомов КПСС, руководители трестов «Якутзолото», «Алданстрой».
   Обсуждался главный вопрос – об ускорении строительства Куранахского ГОКа. Также решались вопросы строительства драги № 74, Нерюнгринского разреза (трестовского), реконструкции Лебединской фабрики, обеспечения драг запчастями, выделения техники. По проблемам Куранаха и треста выступали управляющий трестом «Якутзолото» Б.Г. Гусов, главный обогатитель В.Н. Тужиков.
   Для всех присутствовавших на совещании было необычно то, насколько просто и оперативно решались проблемы. Был деловой, без «накачек», разговор, в котором участвовали практически все присутствовавшие.
   На месте были решены вопросы финансирования реконструкции Лебединской ЗИФ, строительства драги № 74, ЛЭП из Нерюнгри.
   Прямо на совещании готовились и были подписаны распорядительные документы соответствующим организациям о выделении, например, 150 бульдозеров, об изготовлении деталей для драги № 74 на оборонных заводах и т.д.
   Б.Г. Гусову и В.Н. Тужикову было предложено немедленно сообщить о том, какие нужны механизмы, материалы. После их поездки в Москву уже через месяц начало поступать всё необходимое для строительства.
   Более того, было выделено около десятка автобусов, в магазинах появились стиральные машины, холодильники и другие товары, на отсутствие которых жаловались рабочие.
   Стройка получила хороший стимул. Прекратились многочасовые планёрки на промплощадке, меньше стало разговоров, больше дела.
   Посетив строительство Куранахской фабрики, Дымшиц посоветовал управляющему трестом «Алданстрой» И.С. Ладейщикову работать и жить в Куранахе, а не в Алдане, где находилось управление треста («Пусть вам в Куранах возят бумаги на подпись, а вам надо быть здесь»).
   В начале 1965 года было принято решение о создании Куранахского ГОКа, как действующего предприятия, с включением в его состав прииска «Н. Куранах».
   Первым директором ГОКа был назначен В.Л. Вигдорович, приехавший на Алдан из Оренбургской области, где работал зам. директора Гайского медного комбината, только вступившего в строй и считавшегося одним из самых современных предприятий в медной промышленности.
   В.Л. Вигдорович проработал на Алдане до первой половины 1967 года. Сегодня о нём мало кто вспоминает. Но это был руководитель, достойный того, чтобы помнили о его вкладе в становление Куранаха.
   В.Л. Вигдорович по образованию был техником-обогатителем. Ещё до войны работал на золотодобывающих предприятиях Сибири, в первые послевоенные годы работал директором Дарасунского рудника, потом – в пробирном контроле. Он был неординарной личностью. Не имевший высшего образования, В.Л. Вигдорович был эрудированным и компетентным специалистом в вопросах и строительства, и финансов, и экономики, и технологии обогащения, и горных работ. Он обладал уникальными памятью и работоспособностью, большим опытом руководящей работы.
   В.Л. Вигдорович стал интенсивно формировать коллектив предприятия и наводить порядок во всех подразделениях. Им были созданы и укреплены инженерно-технические службы ГОКа.
   Отношения со строителями и субподрядчиками стали носить бескомпромиссный, принципиальный характер. Появилась требовательность как к соблюдению сроков, так и к качеству выполнения работ.
   Началась подготовка кадров для фабрики. Развернулось жилищное строительство. За короткий срок было построено 10 двухэтажных деревянных домов на ул. Школьной, закончилось строительство 2-этажных каменных домов. Ускоренными темпами строились котельные.
   Вспоминая 1965-1967 годы, можно сказать, что Куранах напоминал «поле сражения». Управление ГОКа находилось в ветхом домишке бывшего управления прииска, множество строителей жило в палаточном городке. Строители приезжали и уезжали сотнями, удерживались те, которые не боялись трудностей.
   В.Л. Вигдорович часто принимал нестандартные решения, проявлял самостоятельность и твёрдость в решении проявлял самостоятельность и твёрдость в решении проблем ГОКа и зачастую не находил понимания в тресте. Руководители треста в условиях такой работы оказывались на голову ниже руководителя ГОКа. К тому же В.Л. Вигдорович был человеком властным, зачастую не считался с авторитетами, не соблюдал субординацию, проявлял неподчинение тресту.
   На моей памяти, это был первый руководитель предприятия, который заставил вышестоящих начальников (треста, Совнархоза, райкома) считаться с его мнением.
   Если раньше работники треста, райкома могли приехать на любой участок и распорядиться ведением работ, то В.Л. Вигдорович запретил выполнять такие распоряжения и даже давать какие-либо сведения без согласования с руководством ГОКа.
   Те, кто помнят Вигдоровича, очевидно, помнят атмосферу того времени, когда работали, не считаясь с праздниками, выходными. Все жили под каким-то «повышенным напряжением».
   Вызывало удивление то, как Вигдорович, которому было в то время уже под 60 лет, сохранял бодрость, работоспособность почти круглые сутки.
   Несколько слов об уникальной памяти Вигдоровича. На его рабочем столе не было бумаг, он не вёл записей в блокнотах, рабочих тетрадях. Просмотрев почту, он распределял бумаги исполнителям, не забывая проверить исполнение. Ежедневно проводил планёрки, выдавал задания, держал всё под контролем.
   Помню такой случай. Просмотрев отчётный баланс и объяснительную записку об итогах деятельности ГОКа за 1965 год, он затем без всяких бумаг отчитался на заседании балансовой комиссии треста, приведя десятки цифр по памяти.
   Многие из «стариков» после ухода Вигдоровича говорили о том, что не будь его, ГОК строился бы ещё много лет. Уехав из Алдана, Вигдорович работал директором «Таджикзолота». Первым главным инженером Куранахского ГОКа был Н.Ф. Мезенцев (затем начальник Госгортехнадзора Якутского горного округа), главным механиком – М.В. Демьянов, энергетиком – Д.Т. Соболев, обогатителем В.М. Высотин, геологом – И.С. Ахмедов (затем Ф.Ф. Бочкарёв), маркшейдером – Ю.И. Первухин. Из тех первых, кто принял наиболее активное участи в становлении Куранахского ГОКа, в первую очередь, вспоминаются В.М. Петров, В.М. Высотин, В.Т. Козловский, В.Г. Тараненко, Г.Д. Кушавин и другие.
   До 1964 года горные работы на Куранахском рудном поле находились в ведении прииска «Н. Куранах». Мне, как главному инженеру прииска в 1964 году и начальнику карьера «Куранах» в 1966-1967 годах, приходилось руководить этими работами.
   В 1964 году, помимо месторождения Боковое, начало эксплуатироваться и Центральное.
   В августе 1964 года в связи с напряжённостью в выполнении плана прииском «Н. Куранах» трестом было принято решение отгружать богатую руду с рудного тела № 6 Центрального на Урал. Для этого было решено перегнать экскаваторы с месторождения Боковое на центрально. Инициаторами этого перегона были А.Ф. Сагалаев, В.Т. Козловский, М.Ф. Казанцев. Перегон в тяжёлых условиях (болота, лежнёвка, ключ) прошёл успешно.
   Для добычи руды на Центральном необходимо было производить взрывные работы. Но рядом с рудным телом № 6 находился посёлок разведчиков. До переселения его жителей в Н. Куранах перед производством взрывных работ людей на автобусе вывозили из опасной зоны, а после взрыва возвращали. Вот на что приходилось идти ради выполнения плана. Сегодня это уже история.
   При отгрузке руды рядом с экскаваторщиком сидел геолог А.П. Макаров и командовал, какую руду грузить для отправки на Урал, а какую направлять в спецотвал.
   Помню, отгружалась руда с содержанием золота в среднем около 50 г на тонну, была и с большим содержанием – 99 г на тонну.
   Прииск «Н. Куранах» не выполнял план по золоту, но отгружаемая нами руда и золото из неё шли в зачёт руднику «Лебединый».
   И только где-то в октябре, после вмешательства Совнархоза, трест стал вести зачёт этого золота прииску. Со временем стало ясно, что наиболее обогащённые участки отработаны, и руководство прииска решило несколько задержать отгрузку руды до получения результатов дополнительного опробования.
   Но трест воспринял это как необоснованную проволочку и распорядился продолжать отгрузку руды. Отгрузив без опробования более 300 тонн руды, в 1965 году ГОК получил «минусовую аффинажку» - на 50 кг золота.
   К 1966 году карьер «Куранах» на двух участках («Боковой» и «Центральный») имел технику: 5 экскаваторов (2 ЭКГ-4 № 1,3, три Э-2005, Э-2503 № 2, 4, 5) и 10 буровых станков (6-БУ – 20 УШ, 2 – БС-1, 2 – «УРАЛ» - 61).
   Бригадирами экскаваторщиков были А.И. Чекулаев, П.А. Новгородцев, Н. Чавкин, Б.Н. Окунев. Буровики в основном пришли с разведочных работ.
   Уже с первых лет эксплуатации Бокового, а затем и других месторождений Куранаха, стало ясно, что проект «Цветметпроекта» оказался никуда не годным. Заложенные в нём проектные показатели горных работ были оторваны от реальных условий.
   Фактические показатели работы экскаваторов и бурстанков были очень низкими. Месячная производительность экскаваторов составляла 20-30 тыс. куб. м, бурстанков – 500-800 п.м. Не решался вопрос водоотлива, многие участки были обводнены.
   Не удавалось соблюдать проектные борта и углы откосов. Выполненные в зимний период, бермы (2 м) весной и летом обрушивались, откосы и уступы сдваивались.
   Продвижение забоев было низким, т.к. к отработке планировались небольшие блоки (8-10-20 тыс. т.).



© 2010-2016 Aldanweb 16+
Сайт управляется системой uCoz