Под винтом вертолёта... (ООО «Востокнефтепровод»)
Меню сайта


Для нас важно
Состоите ли Вы в сообществах, посвящённых Алдану, в различных соцсетях и как много их у Вас?
Всего ответов: 16


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Добро пожаловать, Гость · RSS 28.06.2017, 07:36

Под винтом вертолёта...


«Живая» труба

   Резко раздувая под собой снежный покров, ярко-оранжевый вертолёт сначала грациозно завис в воздухе, а потом начал приземляться. Очередная группа вахтовиков стройной колонной пошла на посадку.
   За полчаса до этого сотрудники ООО «Востокнефтепровод» пригласили корреспондентов «АР» облететь трассу нефтепровода на вертолёте. Утром, глядя в окно, мы боялись, что вылет не состоится, туман затягивал всё вокруг плотным плащом. Но к обеду погода разъяснилась, и прозвенел долгожданный звонок:
    - Мы на вертолётной площадке, подъезжайте. Вертолёт будет через двадцать минут, ждать никто не будет. Прибыли на место минута в минуту. Но ни вертолёта, ни сотрудников «Востокнефтепровода» на площадке не увидели. По дороге, около НПС-17, шёл рабочий в униформе компании, и мы обратились к нему с вопросом, где находится вертолётная площадка. Услышав о том, зачем она нужна, он ответил:
    - А вертолёт минут пять как улетел.
    Вот это да! До обеда сидеть в кабинете на нервах, ждать, а потом услышать такое. Не веря в поражение, начали искать: может быть, есть другая площадка. Оказалось, действительно есть, мы её немного проехали. Там уже собрался народ, ожидавший вертолёт.
    - Вы собираетесь куда-то лететь? – спрашиваем у молодых людей, сбившихся в группу около автобуса.
    - Да нет, наоборот встречаем, - отвечают Михаил Мотырев и Валерий Христолюбов, работающие электромонтёрами на НПС-17. – Из Нерюнгри должны были привезти оборудование, необходимое для работы. Мы его заберём.
    - А вы тоже работаете электромонтёром? – спрашиваем у мужчины, немного стоящего в стороне.
    - Я монтёр элетрохимзащиты, - представился Алексей Абаринов, - обеспечиваю защиту нефтепровода от подземной коррозии. В мои обязанности входит обслуживание оборудования на линейной части электрохимзащиты, станции катодной защиты.
    - Как вам работается в компании?
    - Нормально, условия хорошие. Мы все из Алдана, утром и вечером нас отвозит автобус. Дисциплина здесь жёсткая, перекуры расписаны по минутам, но на таком серьёзном объекте по-другому нельзя.
    - На посадку! – громко скомандовал заместитель начальника НПС-17 Олег Зимин, который сопровождал нас в полёте.
   В салоне вертолёта с нами провели инструктаж. Сотрудники службы безопасности, узнав цель нашего полёта, напомнил, что на борту «запрещено курить и распивать спиртные напитки». Мы и не собирались «распивать», не для того почти месяц ждали этой поездки. И после прохождения всех процедур наконец-то взлетаем.
   Из-за гула работающего двигателя разговаривать в салоне не представляется возможным, поэтому в две пары глаз следим в иллюминатор за быстроменяющимся пейзажем. Внизу тянулась ленточка нефтепровода, засыпанная белым снегом. Вглядываясь в белоснежную чистоту, замечаем, что вдоль линии нефтепровода проходит автомобильная колея. Надо будет потом не забыть спросить: зачем? Кроме автомобильных следов замечаем и следы зверей. Быстро записываю в блокнот ещё один вопрос: восстановились ли миграционные пути животных?
   Минут через пятнадцать подлетели к реке Алдан. Она встала ещё не полностью, кое-где лёд, а в районе перехода ярким зеркалом блестит вода. Ждать момента, когда река встанет полностью, пришлось бы до середины декабря. Поэтому корреспонденты согласились на вертолётную экскурсию. Да и к тому же яркое разнообразие в журналистской работе.
   На левом берегу Алдана лежит резервная нитка нефтепровода, которую в районе водного перехода весной будут укладывать на дно реки параллельно действующей. Сверху видно, как суетятся маленькие фигурки рабочих, пыхтит автотехника. Всё находится в постоянном движении. Труба живёт!
   Вертолёт начал снижаться на площадке вахтового городка. Молодые люди, летевшие с нами, активно засуетились. И не зря, оказывается, стоянка всего пять минут и ни минутой больше. Время, - как говорится, деньги, а в вертолётной перевозке – немалые.
   За столь короткое время успели выгрузиться прибывшие работники и продовольствие. А потом, быстро-быстро, в обратный путь. Я такое видела только в фильмах про десантников, где они мгновенно выгружаются из «вертушки», садятся в автомобили и стремительно уезжают.

Проверено: пятен нет

   Обратный путь показался немного короче, мы уже чувствовали себя настоящими асами, налетавшими многие часы в небе. Да и к тому же каких-либо сбоев в работе нефтепровода, протечек нефти из трубы с высоты птичьего полёта не обнаружили (убедиться в этом была цель поездки). Как нам объяснили потом, что даже если и было бы ЧП – например, локальный разлив нефти, то, как бы это место не убирали и не засыпали снегом, жёлтое пятно просочилось бы всё равно. Как мы ни вглядывались в иллюминатор, никаких пятен не обнаружили!
   После посадки на НПС-17 мы встретились с начальником станции Юрием Халитовым. Со свойственной корреспондентам «пытливым умом и любезной улыбкой» задаём руководителю каверзный вопрос:
    - Юрий Рамилевич, неужели за два года эксплуатации нефтепровода не было ни одной экстренной ситуации?
    - Я со стопроцентной уверенностью заверяю – нет. На той части линии нефтепровода, которую обслуживаем мы, не было никаких аварий. Кроме учебных в процессе которых мы имитируем чрезвычайные ситуации.
    - Зачем?
    - Для того чтобы проверить состояние автоматики, следящей за работой нефтепровода. В своём роде, обманывая датчик, мы имитируем разлив нефти, тем самым проверяем срабатывание техники на ЧС.
    - За состоянием работы трубопровода следит автоматизированная единая система управления, - вступил в разговор Олег Зимин, - она многоуровневая, датчики есть на самой трубе, на запорной арматуре, на задвижках. Они передают данные, начиная с температуры нефти, заканчивая сейсмопрогнозом. Все результаты передаются в головную станцию, которая находится в Братске.
    - Если где-то на линии будет выход нефти, то это сразу отобразится на мониторе, - говорит Юрий Рамилевич, указывая на компьютер в кабинете.
    - Как часто происходит её осмотр службой безопасности?
    - Два раза в неделю. Объезд трубы происходит по графику, кроме этого, есть участки, которые сотрудники службы безопасности могут осматривать пешком. Помимо службы безопасности осмотр нефтепровода проводят линейные эксплуатационщики. Они следят за линейным оборудованием того участка, который они обслуживают.
    - Значит, за нефтепроводом следят с трёх сторон?
    - Да, с воздуха и дважды на земле. Кроме этого, в вертолётных облётах всегда присутствует бортоператор, сотрудник ООО «Востокнефтепровод». Это человек, который работает вахтовым методом, совершает облёты вместе с экипажем вертолёта и проводит визуальный осмотр.
   Два руководителя убедительно уверяли нас в том, что даже если под покровом ночи кто-то решит ввинтить винтик в нефтепровод, они сию же секунду узнают об этом.
    - И ещё один немаловажный вопрос. На общественных слушаниях говорилось о том, что после строительства нефтепровода ВСТО, с течением времени, восстановятся миграционные пути животных. Оленеводы неоднократно заостряли внимание на том, что звери, подходя к участку строящегося нефтепровода, возвращались обратно. Как сейчас обстоит дело с этим?
    - Вы, наверное, сами видели сверху, что животные спокойно пересекают линию нефтепровода. Самое интересное, что они стали скапливаться около трубы, понимая, что здесь охранная зона. Но больше нас тревожат «вылазки» местного населения. Были случаи воровства оборудования с автотехники наших подрядчиков, а нападений со стороны диких животных не было. Наши работники очень любят фотографироваться с ними.

«Планируем ещё один дом»

   Рассматривая обстановку кабинета руководителя НПС-17, увидели, что в шкафах стоит множество спортивных кубков.
    - В каких видах спорта соревнуетесь?
    - В различных: футбол, баскетбол, проводим соревнования по пожарной части. Но пока соревнования проводим внутри системы ООО «Востокнефтепровод». Как-то нас на уровень района ещё не приглашали.
    - А в социальной жизни района принимаете участие?
    - Пока обращений за помощью к нам не поступало. В прошлом году, на День Победы, наша компания в Алдане развешивала транспаранты. Планируем построить ещё один 24-квартирный дом для своих работников. Опять же, есть претензии к населению по поводу порчи облицовки дома на улице Ленина. Бьют керамогранит, стёкла в подвальных помещениях.
    - Сколько местного населения работает в ООО «Востокнефтепровод»?
    - Процентов восемьдесят. Раньше не было узких специалистов, но сейчас за счёт компании проводим обучение в Москве, Иркутске и т.д. Так что можно сказать, что эта станция – алданская.

Виктория Лаптева.

«Алданский рабочий» от 9 декабря 2011
© 2010-2016 Aldanweb 16+
Сайт управляется системой uCoz