Ручьи здесь медленно текут. И лето только по календарю...
Меню сайта


Для нас важно
За обновлениями какого раздела сайта вы следите наиболее пристально?
Всего ответов: 7


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Добро пожаловать, Гость · RSS 24.06.2017, 00:22

Ручьи здесь медленно текут. И лето только по календарю...


   По-северному холодный июньский день стал насыщенным для студентов Алданского политехнического техникума и членов молодёжного православного клуба. Ребята и девчонки отправились за сто километров от районного центра, чтобы поклониться земле, впитавшей море боли и слёз. Здесь, на сопке, продуваемой всеми ветрами, в середине прошлого века располагался исправительно-трудовой лагерь под номером 11, печально знаменитая Васильевка.

Блики осколков истории


   Если верна точка зрения о том, что душа, которую не проводили по христианскому обычаю, не находит покоя сто лет, то сегодня Васильевка полнится безмолвными стонами. Чуть качнулась тонкая веточка, будто невзначай затрепетала нежная травинка, взмыла ввысь испуганная птица... Может быть, это плачут исстрадавшиеся души, заглушая боль от ран искалеченных судеб?
   Почти 70 лет назад на Васильевке растаяло последнее дыхание жизни, но время не властно над этой землей - она стала покоем руинам лагеря. Спустя много лет после закрытия ИТЛ вблизи кладбищенской дороги алданцами и нерюнгринцами были установлены поклонные кресты. В 2009 году меж них появилась часовня. Она была воздвигнута студентами Алданского политехнического техникума. Инициатором проекта стала преподаватель политехникума Варвара Павловна Стручкова. Годы всё плотнее окутывают руины сталинского лагеря. В планах у В. П. Стручковой - установка близ часовни мемориальной доски. Много лет Варвара Павловна по крупицам собирает сведения о сталинском лагере и истории судеб тех, кто оказался неразрывно связан с Васильевкой.
   - С каждым годом поиски истории становятся всё более трудными и бесплодными, - признаётся Варвара Павловна. - Почти не осталось на земле узников лагерей ГУЛАГа, уже перешагнули рубеж преклонного возраста их дети. Безвозвратно уходит в вечность бытие суровых эпох. А мы, живущие сегодня, можем (и должны!) бережно хранить память…
   От часовни вглубь леса убегает почти заросшая тропка. Она ведёт к кладбищу заключенных. На могилах нет имен. Одиночные захоронения неотличимы от общих – все исстрадавшиеся сердца навсегда укрыты матушкой-землёй... Лишь на погосте узников летом ярко-жёлтой россыпью сияют огромные, в человеческую ладонь, цветы. Более нигде на территории Васильевки не найти рододендрон - вечнозелёный кустарник семейства вересковых. В прорастании семени рододендрона на кладбище заключённых видится знак, ниспосланный свыше: на языке цветов вереск является символом одиночества и безнадёжности.
   Погост разрушают годы. Уже похоронены под бременем десятилетий десятки крестов и памятников, сравнялись с землёй холмы. Меж сохранившихся могил взгляд всюду находит разверстые ямы, некогда бывшие приютом умершим узникам. Провалились ли могилы по закону природы? Или очевидны старания рук человеческих? Производство «оригинальных» сувениров из костей и черепов - промысел древний, и гробокопатели встречались во все времена. По некоторым данным, в середине прошлого века захоронения Васильевки часто посещали такие «паломники».
   Неподалеку от кладбища узников располагалась запретная зона. Её периметр обозначен стелющейся по земле колючей проволокой. Ржавые шипы и сегодня не утратили жёсткости и остроты.
   Бараки из дикого камня заключённые возводили своими руками. В руинах угадывается планировка камер и технология строительства. Помещения отапливались буржуйками. Печи, впрочем, даровали лишь иллюзию тепла – зимой каменные стены быстро остывали, покрываясь изнутри инеем.
   В развалинах осталось немало забытых и потерянных вещей - всюду можно найти ведра, кадушки, широкополозные сани... Меж каменных обломков кое-где сияет алюминиевая электропроводка, близ прежних мастерских и сараев ловят солнечные блики выточенные металлические детали. Предметы быта - точно немые свидетели жестокой эпохи.
   По левой стороне от дороги, в направлении из Алдана в Нерюнгри располагалось поселение, где проживала, преимущественно, обслуга лагеря. Посёлок составляли две параллельные улицы. Дворов теперь не найти, на прежней вольной территории Васильевки осталось лишь одно здание, ставшее символом лагеря сталинской эпохи, - электростанция, обеспечивавшая энергией близлежащие поселки. В Васильевке планировалось строительство фабрики. Масштабным перспективам, однако, не суждено было воплотиться в жизнь - в 1951 году лагерь был ликвидирован, сидельцы этапированы в другие места заключения. Вскоре как административная единица перестал существовать и посёлок. Спустя несколько лет, в 1957 году, после закрытия ИТЛ и поселения Васильевку покинули последние жители.

Вечная память!..


   ...Печальную лагерную тишь близ старого кладбища заключенных развеял колокольный звон. Вознеслась в небеса молитва за упокой душ тех, кто нашел на этой земле свой последний приют.
   Студенты политехникума и представители православной молодёжи бывают на месте скорби каждый год. Главной целью акции ребята называют воздание дани памяти тем, чьи жизни оборвались в Васильевке. Начиная заупокойный молебен, благочинный Алданского округа иеромонах Макарий отметил: «Душа каждого, кто прошел по земле христианской, имеет моральное право быть помянутой всеми верующими в сердечном обращении их ко Всевышнему».
   Традиционно в рамках акции памяти ребята приводят в порядок территорию близ кладбища заключенных и обновляют краску на часовне. В последний приезд в Васильевку уборка и экскурсия по лагерю не проводились - в июне 2015-го земля была укрыта глубокими сугробами. Ребята вновь приедут на руины ИТЛ-11 в июле. Настоятель Алданского храма Новомучеников и Исповедников Российских иеромонах Макарий планирует залить рассыпающиеся ступени у подножия часовни цементом и заменить иконы под куполом - старые образа разрушены дождями, ветром и снегом.
   Более 60-ти лет минуло с окончания правления Иосифа Сталина, но несмываемый след оставило это время на судьбах миллионов семей. Лагеря системы ГУЛАГ, точно призраки трагедии страны, сегодня напоминают потомкам о страшных годах. О Васильевке доступных данных очень мало: поскольку объект являлся секретным, информация о нём остается закрытой. Завесу прошлого лишь слегка приподнимают воспоминания прежних сидельцев. Руины лагеря - точно негласный укор страшным годам от загубленных судеб, и обращение к каждому из нас: «Помните!»…

Татьяна Вахнина.

   Для справки:
   В эпоху правления Иосифа Сталина в Южной Якутии появилось множество лагерей, бюро исправработ и трудовых поселений. Труд заключенных во благо государства использовался широко. За свои дары край природных богатств брал высочайшую цену, укрепляясь и набирая мощь на костях человеческих. На современной территории Алданского района лагерная система была образована в 1937 году. Все места заключения находились в ведении НКВД Якутской автономной республики. Исключение составлял ИТЛ-11, известный всем как Васильевка, названный по месту дислокации. Он действовал до 50-х годов прошлого века. В силу специфики работ этот лагерь подчинялся НКВД СССР. Заключенные строили дорогу, работали на лесоповале и на электростанции. С 1949 года труд узников использовался на добыче монацита - в россыпях речки Васильевки велась добыча урана-235.
   Объект ИТЛ-11 в системе ГУЛАГа являлся секретным. Суровые условия, изнуряющая работа, жестокие порядки, высокая смертность - это лишь некоторые черты уклада Васильевки. Порой в день покидали бренную землю несколько человек. Сколько умерло от болезней и непосильной работы - точного ответа нет. Немало судеб узников легко и быстро обрывала пуля из кумовского нагана. По воспоминаниям прежних сидельцев, пожертвовать одной жизнью в профилактических целях здесь было совершенно обычным делом...

«Алданский рабочий», 19 июня 2015 года, № 66, стр. 4.
© 2010-2016 Aldanweb 16+
Сайт управляется системой uCoz