Рудная золотодобыча на Лебедином (глава из книги Льва Брука Алдан золотой)
Меню сайта


Для нас важно
В какой школе Вы учились (учитесь)?
Всего ответов: 213


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Добро пожаловать, Гость · RSS 28.06.2017, 07:21

Рудная золотодобыча на Лебедином

(глава из книги Льва Брука «Алдан золотой»)


   Рудная золотодобыча на Алдане началась в 30-х годах с открытием рудных месторождений на Лебединском рудном поле. Для освоения этих месторождений был создан рудник «Лебединый».
   Первоначально руды перерабатывались в чашах Бильдона (бегунные чаши) амальгамацией. Одной из первых фабрик с такой технологией была Колтыконская фабрика.
   В 1952 году была построена Лебединская ФЗЦО (фабрика законченного цикла обработки) для переработки сульфидных руд.
   Это было деревянное сооружение. Фермы перекрытия, мутилки, агитаторы, лестницы, площадки – всё было из дерева.
   Переработка руд велась флотацией с получением концентрата, который отправлялся на заводы Урала для выплавки золота. Концентрат содержал значительное количество меди.
   Добыча руд производилась подземным способом. Объём добычи руды составлял всего 70-80 тысяч тонн, в отдельные годы больше.
   Месторождения Лебединского рудного поля очень сложного строения. И если сохранились планы горных работ, то по ним можно увидеть, какие «кружева» плели эксплуатационники, выбирая руду.
   Вскрытие месторождений проводилось штольнями, наклонными и вертикальными стволами.
   Шахты были небольшими, глубиной 70-80 м. Бурение скважин – перфораторами (в основном лёгкими), взрывание – огневое. Погрузка породы и руды – ручная, откатка – конная.
   В 60-х годах стали использоваться погрузочные машины, электровозная откатка, на отдельных шахтах – штанговая крепь. Система разработки (по классификации 50-х годов) практически всех месторождений – «сплошная выемка с оставлением нерегулярных целиков».


Шахта Высокая, конная откатка. 1960 год


Небольшие запасы (по каждому отдельно взятому месторождению), слабость и неустойчивость вмещающих пород и особенно пород кровли, невыдержанность мощностей руды, разнообразие условий залегания (жилы, залежи горизонтальные, наклонные, крутопадающие и др.) – всё это требовало высокого искусства от эксплуатационников при отработке этих месторождений.
   Большие трудности возникали при внедрении средств механизации, совершенствовании систем разработки, тем более что из-за ограниченности запасов вкладывать значительные средства было нецелесообразно.
   До открытия и начала эксплуатации месторождений Куранаха сырьевой базой Лебединской фабрики являлось только Лебединское рудное поле. Поэтому горным работам там уделялось большое внимание. К тому же содержания в рудах были довольно высокими.
   В ПТО треста, где я работал, в 50-60-х годах горные работы курировали А.Д. Ершов, К.К. Федорович, частично Н.М. Егоров. Но начиная с 1952 года работы лебединских шахт стал курировать главный инженер треста «Якутзолото» П.Л. Викторов, который с 1959 по 1962 год был главным инженером рудника «Лебединый».
   Коллектив лебединских горняков был довольно сильным. Бывая на шахтах «Высокая», «Водоносная», «Подгорная», всегда можно было отметить там исключительный порядок, высокую дисциплину, интенсивность работ.
   Немало было сделано главными инженерами В.Н. Прецнеком, Прокопенко и др. Поддерживался этот порядок, когда директором рудника был И.С. Ладейщиков (1960-1963 гг.), главным инженером – П.Л.Викторов (1959-1962 гг.).
   Большим авторитетом пользовались горняки – начальники шахт И.В. Кузин, Н.А. Вылегжанин, Н.И. Передреев, И.И. Кашкуревич, П.А. Заходякин, И.П. Пономаренко, О.И. Муттерперл.
   На высоком уровне была маркшейдерская, геологическая службы.
   Школу Лебединого прошли многие инженеры и техники, ставшие потом известными руководителями партийных, профсоюзных, хозяйственных организаций и предприятий как в Якутии, так и за её пределами. Это В.И. Сёмин, В.А. Хандобин, К.М. Меркулов, В.Н. Михайлов, Ю.И. Первухин, А. Головизнин, П.М. Паслёнов, В.И. Пыхтеев, Т.Б. Ли, Т.В. Охапкина и многие другие.
   Сравнивая работу золотодобывающих рудников по издававшимся закрытым информационным сборникам, можно отметить, что производительность труда на «Лебедином», как общерудничная, так и на забойного рабочего, была на уровне средней в отрасли. Учитывая факторы, осложнявшие работу, эти показатели можно было считать высокими.
   На руднике работало немало известных в Алдане горняков: Анисимов, Шаханин, Полукеев.
   В начале 60-х годов в трест приезжал зам. председателя СВ СНХ В.П. Березин. На первом совещании, которое он проводил с аппаратом треста, им были высказаны серьёзные упрёки в том, что алданцы не занимаются в должной мере горными работами, не механизируют их, не переходят к освоению новых прогрессивных систем, например, «массового обрушения» и т.д.
   Но затем, побывав на Лебедином, детально ознакомившись с тем, как ведутся работы на шахтах, В.П. Березин изменил своё мнение. Он был удивлён тем, что при зачистке и активировании блока забой подметался метлой, удивлялся тщательности и красоте раздельного взрывания руды и затем раздельной выемке.
   «Такое отношение к горным работам не везде встретишь. Это ювелирная работа». К этому он добавил, что у лебединских горняков надо учиться работать в сложных условиях. И хотя рудник Матросова в Магаданской области перешёл в систему массового обрушения, его горняков надо учить добывать руду на Лебедином.
   После В.И. Сёмина, Г.Х. Харганова директорами рудника «Лебединый» были Ф.П. Джулай и И.С. Ладейщиков. Ф.П. Джулай, будучи по образованию шахтостроителем, хорошо знал особенности подземных работ. Но проработав директором около двух лет, в 1967 году был переведён на Куранахский ГОК. После этого на Лебедином началась кадровая чехарда.
   В это время интенсивно росла добыча руды на Куранахе.
   Эйфория, вызванная высокими содержаниями и большими объёмами добычи окисленной руды на Куранахе, не способствовала развитию трудоёмкой добычи сульфидной руды на Лебедином.
   Началась активная реконструкция Лебединской фабрики, высвобождались площади под установку оборудования для переработки окисленных руд. На Лебедином стали сворачиваться работы по добыче сульфидных руд.
   Хочется немного остановиться на вопросе закрытия предприятий. Думая над ним, приходишь к очевидному выводу, что здесь проявляется много субъективизма и конъюнктурного подхода. Немалую роль играет личность руководителя, его эрудиция, степень ответственности и заинтересованности в судьбе предприятия и коллектива. Пример этому – судьба рудника «Лебединый».
   Не доказано, что там не осталось пригодных для переработки руд. И надо полагать, где отрабатывались руды с двузначным содержанием, остались руды с содержаниями, которые можно было бы рентабельно отрабатывать позже.
   Но не сохранив опытные кадры горняков, в 1972-1975 годы не удалось восстановить и оживить подземные работы на Лебедином.
   Ещё одним примером может послужить судьба старательских работ, которые то закрывались, то открывались и в 30-е, и в 50-е, и в 60-е годы.
   Можно вести дискуссии о подобных открытиях и закрытиях, но кажется очевидным, что если нет доказательств, что запасы полностью исчерпаны, нельзя ставить вопрос о ликвидации объекта.
   Но если россыпные месторождения Южной Якутии, Центрального Алдана, Тырканды и Учура, ранее брошенные, удаётся восстанавливать для добычи золота открытым способом на новом, более высоком уровне технологии, то уже не верится, что можно ожидать возрождения подземных работ на Лебедином.
   К сожалению, и у нас, и за рубежом перестала быть престижной профессия горняка, особенно шахтёра.

____________________

Л.А. Брук «Алдан золотой» (Новосибирск: ФГУП «Новосибирский полиграфкомбинат», 2004 г.), стр. 60-63.

© 2010-2016 Aldanweb 16+
Сайт управляется системой uCoz