В. Карпов. Спецпереселенцы
Меню сайта


Для нас важно
В выходной день Вы с удовольствием пойдёте...
Всего ответов: 45


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Добро пожаловать, Гость · RSS 27.06.2017, 00:30

Спецпереселенцы


В.П. Карпов,
бывший главный маркшейдер
комбината «Алданзолото»,
ветеран ВОВ, ветеран труда


   В период 1930—1931 гг. многомиллионный поток раскулаченных хлынул в северные отдаленные районы страны, вместе с семьями и без всякого имущества.
   Одним из направлений высылки, так называемых спецпереселенцев, а затем трудпереселенцев являлась железнодорожная станция Большой Невер Амурской области. В 16 километрах от станции был лагерь Бушуйка, через который прошли десятки тысяч взрослого трудоспособного населения, в основном безграмотного или малограмотного с малолетними детьми. Уже много лет не существует лагерь Бушуйка, всё заросло лесом и травой, но люди, проезжающие мимо этого места, всегда вспоминают о нём с большой грустью и печалью. Ведь у многих там умерли родители, братья и сестры. Рядом с лагерем было кладбище, с большим количеством могильных холмов, без крестов и других могильных надгробий. Сколько умерло людей в лагере Бушуйка — об этом никому неизвестно.
   Лагерь Бушуйка состоял из четырёх длинных деревянных бараков, где были сделаны двойные нары для размещения спецпереселенцев, и другие подсобные помещения. Вся территория лагеря была обнесена 4-хметровым деревянным забором, сверху было ещё проволочное ограждение. Лагерь круглосуточно охранялся военизированной охраной. Впритык к забору был построен деревянный дом барачного типа, где размещалась больница. Из-за недостатка помещений внутри лагеря, а народ всё поступал, в апреле 1931 года был воздвигнут ситцевый лагерь, представленный десятками отдельных срубов с натянутыми ситцевыми палатками на 4 семьи. Детей в возрасте от 5 до 14 лет отселили от родителей и поместили в детдом на летний период. Родители, конечно, возмущались, были недовольны, но приказ есть приказ. Дети должны были воспитываться в другой среде. Бытовало такое изречение — дети не отвечают за поступки своих родителей. Детдом представлял собой большой деревянный дом с четырьмя рядами деревянных сплошных нар с двумя проходами. Спальные принадлежности были такие: матрац, набитый сеном, одеяло с подушкой. Спали все вместе — как девочки, так и мальчики. Дети были очень напуганы, не роптали и беспрекословно подчинялись своим воспитателям. Кругом был лес, где собирали грибы и ягоды для общего котла. Дети в детдоме находились до осени 1931 года, до отправки родителей на Алдан.
   Всё взрослое население лагеря обязательно привлекалось к работе: на заготовку сена, леса, дров и другие работы. Писатель А. Твардовский вспоминает: «В краю, куда их вывезли гуртом, где ни села вблизи, не то, что города. На севере, тайгою запертом, всего там было — холода и голода». Среди спецпереселенцев были русские, карелы, белорусы, украинцы.
   Первые спецпереселенцы на Алдане появились в 1930 году. В лагерь Бушуйка были отобраны здоровые крепкие мужчины, женщины и их пешим порядком направили в сторону Алдана. До посёлка Нагорный шли под усиленным конвоем. После двухсуточного отдыха переход продолжался уже без усиленного конвоя, считалось, что отсюда никто не убежит: кругом горы и необжитая тайга. В пос. Чульман был сделан суточный отдых. Все расстояние до Алдана (Незаметного) в 650 километров было преодолено за три недели. Когда спецпереселенцы вошли в поселок I Орочон, сбежалось много жителей поглядеть на них. Жители совали им куски хлеба, варёную картошку и другие продукты. Такие переходы спецпереселенцев продолжались всё лето. Детей, женщин и стариков из лагеря Бушуйка перевезли на Алдан на автомашинах, когда уже стала действовать Амуро-Якутская автомобильная дорога. Всего приблизительно переправлено в Алдан спецпереселенцев вместе с детьми около 16 тысяч человек. Только в одном Ленинском приисковом управлении, согласно книге учёта отдела кадров, работало 4152 человека на подземных горных работах, заготовке леса, дров, строительстве дорог и других тяжёлых работах.
   Было утверждено «Временное положение о правах и обязанностях спецпереселенцев, об административных функциях и правах поселковой администрации в районах расселения спецпереселенцев». В инструкциях всё было предусмотрено, что можно делать и что запрещалось. Все трудоспособные были обязаны заниматься трудом. Выбор места работы и характер работы для спецпереселенцев определялись органами ОГПУ, управлениями спецпереселенцами. Спецпереселенцы и их семьи не имели право менять квартиру, как и место жительства, отлучаться за пределы посёлка. Они должны были беспрекословно и точно соблюдать установленный комендантом порядок в посёлке, выполнять все постановления и указания как поселковой администрации, так и местных органов и советского правительства. По приказу коменданта их могли послать на любую работу. Комендант имел право подвергать аресту до 5 суток или штрафу на 5 рублей за появление в нетрезвом виде, за нарушение общественного порядка и прогулы, а районный комендант — до 10 суток и штрафу на 10 рублей. Могли перевести в другой посёлок или на другую работу.
   Спецпереселенцы имели право на полное восстановление в правах через 5 лет. Занятые на работе, по оплате труда и снабжению продовольствием и товарами, приравнивались к вольнонаёмным рабочим. Из зарплаты удерживали до 25% на расходы, связанные с административным обслуживанием спецпереселенцев, бесплатное медобслуживание, получение пособий по болезни, пенсии, на рождение ребенка и погребения одиноких, прием детей в местные школы, курсы и т.д. Спецпереселенцы имели право собираться по вопросам соревнования и ударничества, культурно-просветительного и общественно-бытового характера. Могли выписывать и получать газеты и литературу. Имели право обмениваться посылками и денежными переводами. Им разрешалось строить дома за свой счёт, а также приобретать всякое имущество личного обихода, скот и инвентарь. Привлекали спецпереселенцев к охране порядка в посёлках. Регистрация актов гражданского состояния осуществлялась по общим правилам. Однако человек не был свободен и обязан был выполнять волю коменданта и ходить на отметку в комендатуру. Так из года в год протекала жизнь спецпереселенцев под неусыпным оком комендатуры до получения полных прав гражданина страны.
   Спецпереселенцы проживали в пос. Н-Сталинск (сейчас Ленинский). Для них были построены специальные бараки, с однокомнатной квартирой для каждой семьи, с железной печкой. Было разрешено строительство индивидуальных домов. Многие из них сохранились до сих пор. Действовала комендатура.
   По долине реки Большой Куранах располагались посёлки, начиная с верховья и до устья, где вместе с вольнонаёмными рабочими проживали спецпереселенцы. Это посёлки Лебединый (с 1932 года), М-Куранах (с 1938 г., между пос. Лебединый и В-Сталинск), Верхне-Сталинск (образован в 1930 г.), Средне-Сталинск (1932 г.), Польский, Хвойный, Щербининский, Террасный, Колтыкон, Дражный, Гидравлика, Сосновый, Верхний Куранах (1931 г.), Нижний Куранах (1947 г.), Опытное поле (1934 г.). По всей долине реки Куранах добывали золото подземным, открытым и дражным способами. Только за период работы от ручья Большой Колтыкон до ручья Владимирский в 1929—1939 гг. было пройдено 63 шахты, из них 40 основных и 23 вспомогательных. На всех этих шахтах вместе с вольнонаёмными русскими, добровольцами-якутами работали спецпереселенцы, успешно освоившие горные специальности (откатчик, забойщик, крепильщик и др.). Алданский райисполком отметил большую заслугу заведующего шахтой П.А. Ранжина и директора Ленинского приискового управления Т.Г. Полынского, в воспитательной работе среди спецпереселенцев и обучении их горняцкому делу. Спецпереселенцы работали и на шахте № 3 имени Косарева в специально созданной смене горного мастера Новикова. Но об этом в местной печати никогда не писали, хотя население знало о производственных достижениях спецпереселенцев. Кроме того, они работали на заготовке крепёжного леса, заготовке дров, строительстве жилья и производственных зданий, прокладке дорог, электролиний и других работах.
   Спецпереселенцы проживали и работали на приисках: «Самодумовск», «Джеконда», «Малый Куранах», «I и II Орочон», «Учур», «Тырканда», «Открытый», «Усмун» и «Нагорный». Вблизи г. Алдана в устье ручья Каменистый в 1934 году было создано два посёлка для спецпереселенцев — это имени ЯЦИК (имени Якутского центрального исполнительного комитета) и 26 Пикет. Всё население посёлков было связано с отработкой двух шахтных полей по р. Орто-Сала и открытого разреза. Много здесь было построено частных избушек, занялись огородничеством, завели коров и лошадей. Излишки молочных продуктов продавали на рынке г. Алдана. Это были великие труженики, знавшие сельское хозяйство. До сих пор эти два посёлка существуют и входят в городскую черту Алдана. Уже давно нет тех, кто строил эти домишки и живут в них уже другие люди, но старшее и среднее поколение помнит, что здесь жили настоящие труженики, высланные с родных мест на Алдан.
   В пос. Селигдар в 10 км от Алдана была построена в 1931 году Селигдарская электростанция, работавшая до 1941 года, т. е. до пуска электростанции в пос. Якокут. Заготовку дров и доставку их на электростанцию обеспечивали коллективы спецпереселенцев.
   В 1930 году силами спецпереселенцев на голом месте на берегу р. Алдан был создан совхоз «Пятилетка». Долгое время председателем совхоза работал ссыльный Карпенко. Всё создавалось своими руками под надзором комендатуры. На первых порах жильём служили ситцевые палатки на срубах, и прозвали это место ситцевым городком. Постепенно возводили деревянное жильё с железными печками. Рубили лес, убирали кусты и корчевали пни, отвоёвывая у тайги пашни для посевов. Пашню увеличили до 20 га, построили теплицы. Выращивали огурцы и помидоры, садили картошку, капусту и другие овощные культуры. После окончания Отечественной войны совхоз передали комбинату «Алданслюда», как подсобное сельскохозяйственное предприятие.
   В 1931 году из спецпереселенцев была создана сельскохозяйственная артель имени Ильича в посёлке Верхний Куранах по выращиванию сельскохозяйственной продукции для снабжения горняков Алдана. Артель имела общий надел земли 3030 га, из них пашни — 200 га, сенокосов — 400 га, 118 коров, 60 лошадей. Председателями артели были также спецпереселенцы. Долгое время председателями работали Циро, а затем Джура. Артель была ликвидирована в 1947 году, и все земли были переданы комбинату «Алданзолото» для разработки месторождения золота в долине реки Большой Куранах. Все колхозники перешли на работу в комбинат «Алданзолото».
   В 1931 году из спецпереселенцев был образован посёлок Якокит. Была организована неуставная сельскохозяйственная артель, а затем колхоз «Якокит». Из своей среды выбирали председателей колхоза. В разное время председателями работали: Шатков, Деревянкин, Алашкин, Цимбаревич. Построили компактный посёлок со школой, клубом, амбулаторией, магазином, столовой, конторой колхоза, хозяйственными постройками. Многие жители построили собственные дома, развели огороды, соорудили теплицы и помещения для содержания скота. Всё было построено из дерева. Стали делать из глины кирпич и класть печи. На полях садили картошку, капусту, репу, турнепс и кормовые культуры. Содержали коров, свиней и овец. Во время войны сеяли рожь на зерно. В благоприятные годы рожь вызревала. Раздавали её колхозникам, а они на ручных жерновах превращали её в муку и крупу, что было большой прибавкой к столу колхозника. Общее количество работающих колхозников составляло 250-300 человек.
   Снабжение продовольствием было по 2-ой группе, т.е. на месяц муки — 15 кг, сахара — 1,5 кг, крупы — 2,5 кг, мяса — 2,5 кг, рыбы — 4 кг, масла животного — 0,2 кг, масло растительного — 0,4 кг, на одного работающего, дети получали несколько меньше.
   В каждом посёлке были клубы, где показывали кино, и выступала художественная самодеятельность. Для молодёжи организовывались танцы под баян или патефон, при клубах имелись библиотеки. Около клубов устраивались спортивные площадки.
   В ознаменование юбилейных дат и по предоставлению материалов Алданского сектора УНКВД ЯАССР, по ходатайству приисковых управлений треста «Якутзолото» президиум Алданского райисполкома восстанавливал в избирательных правах молодых членов семей спецпереселенцев, показавших высокие образцы труда и активное участие в жизни посёлков.
   В 1947 году все репрессированные лица на основании постановления ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 г. были освобождены от спецпереселения. Однако их дети ещё долго носили тяжкое бремя спецпереселенца.
   Они заканчивали школы и поступали в институты, техникумы и горпромучилища. Из них выходили хорошие, знающие своё дело специалисты, преданные выбранной специальности. Например: Ядвига Реут работала медсестрой, решением президиума Алданского райисполкома от 05.03.1935 г. была восстановлена в избирательных правах. После медицинского института работала врачом Алданской больницы. В 1950-х годах её утвердили заведующей Алданским отделом здравоохранения, а в 1960-х годах работала заместителем министра здравоохранения республики. Степан Полозков закончил педагогический институт, стал учителем в школе Алдана, а затем заведующим отделом образования района, а в 1970-х годах заместителем министра образования республики. После окончания педагогического института и техникумов долго работали учителями в районе М.К. Заблоцкий, И.А. Прилепин, С.М. Кобылинский, А.Н. Зоболотный, Т.Р. Джура и другие.
   Работали на добыче золота и разведочных работах горные инженеры и техники С.Д. Чекулаев, Д.С. Думинов, И. Солдатенко, П. Фефелов, В.И. Сыроватский, О.Ф. Бахарев и другие, многие занимали высокие должности. А сколько было славных горных мастеров, забойщиков, откатчиков, крепильщиков, взрывников — всех не перечислишь.
   Так, например, Тихон Прокопьевич Пупыкин начал трудовую деятельность на Алдане в 1934 году, в 1941 году был призван в армию, участник боёв с Квантунской армией. После войны работал директором Алданского промкомбината. Награждён орденом «Знак Почёта».
   Как только началась Отечественная война с немецкими захватчиками и милитаристской Японией, тысячи алданцев, которые прибыли сюда в 1930—1931 годах вместе с высланными родителями, встали на защиту своей Родины. Среди них три брата Ушаковы — Трофим, Павел, Алексей, два брата Алпеевы — Андрей, Захар, два брата Бойченко, Касьяновы, Пионтковские, Космачёвы — Михаил и Николай и многие другие. За геройство и мужество при взятии г. Будапешта в 1944 году Михаилу Михайловичу Космачёву было присвоено звание Героя Советского Союза. Многие награждены орденами и медалями, но многие сложили свои головы в ожесточенных боях с противником.
   Труженики тыла всё делали, чтобы успешно выполнить план золотодобычи: собирали деньги в фонд обороны страны, посылали посылки фронтовикам и вели переписку с фронтовиками, тем самым поднимали их дух, боеспособность и бодрость.
   Сейчас в Алдане уже живет третье, четвёртое поколение тех, кто были когда-то спецпереселенцами.
   Есть одно место на трассе Большой Невер — Якутск, оно и сегодня производит жутковатое впечатление, неприютное, продуваемое всеми ветрами, с остатками недостроенной фабрики. Проезжая мимо, люди невольно вспоминают о том, что когда-то здесь располагался один из самых знаменитых Алданских лагерей — «Васильевка». Задумываются о горькой участи тех, кому приходилось томиться в лагере в сталинские времена.
   Говорят, что здесь сидели, в основном, уголовники. Но не забудем, что и по уголовным, подчас не очень значительным делам, давали на «полную катушку», ведь судили тогда даже за опоздание на работу. «Васильевка» — одно из мест заключения, располагавшихся на алданской земле. А всего лагерей было 13, в том числе: на прииске «Турук», посёлках Открытый, Лебединый, Орочон, Селигдар, Якокут, Нижний Куранах, Ыллымах, Васильевка, в г. Алдане, около посёлка Верхний Куранах, в устье ручья Интернациональный, впадающего в реку Орто-Сала.
   В посёлке Васильевка они, впервые в Якутии, добывали атомное сырье из россыпей речки Васильевка. Здесь добывался минерал моноцит, содержащий уран-235. Работы по добыче уранового сырья проводились только в течение 2-х лет.
   Есть сведения, что в Алдане 1925—1926 годах имелся лагерь заключённых, именуемый «Незаметный-80», подчинявшийся непосредственно Москве. Заключённые вели добычу золота в самой богатой части месторождения по ручью Незаметный.
   Трест «Якутзолото» в период существования лагерей до 1954 года непосредственно подчинялся Москве, «Главспецметзолото» МВД СССР. Управляющий трестом «Якутзолото» одновременно был и начальником Алданских исправительно-трудовых лагерей, а у него был заместитель по этим вопросам. Контингент лагерей был из лиц, судимых по уголовным делам из Алданского района и других районов Якутии. По мере потребности в рабочих, на предприятиях треста «Якутзолото» в главное управление лагерей давалась заявка на пополнение лагерей заключенными, которых привозили по железной дороге до станции Большой Невер, а от нее на автомашинах по Амуро-Якутской магистрали до места назначения.
   Все лагеря заключенных были ликвидированы в 1954 году. В 1937—1938 годах в Алдане суровые и тяжёлые репрессии испытали китайцы и корейцы, репрессиям подверглись и местные алданцы. В 1937 году были «разоблачены» враги народа, работники треста «Якутзолото» А.С. Куприянов, П.Е. Белый, И.Н. Левин, Полевой и другие. Начальник Алданского сектора НКВД А.Я. Вилинов развернул дело о «вредительстве в системе треста «Якутзолото». Само же дело возникло после ареста в Москве начальника «Главзолото» А.П. Серебровского.
   Дело о контрреволюционной организации в тресте «Якутзолото» под личный контроль взял нарком внутренних дел СССР Н.И. Ежов. Было арестовано более сотни сотрудников аппарата и предприятий треста «Якутзолото». По прямому указанию министра внутренних дел ЯАССР И.А. Дорофеева (в 1933 году работал начальником Алданского оперативного сектора НКВД) было арестовано 1800 человек, в том числе без санкции прокурора 1022 человека, из них вскоре в тюрьме умерло 18 человек.
   Особый интерес для оперативников НКВД вызывало дело по обвинению П.Г. Габышева — заместителя управляющего трестом «Якутзолото», начальника планового отдела; И.П. Лебёдкина, старшего геолога треста «Якутзолото»; А.Д. Попова, заместителя управляющего конторой «Якутзолотопроснаб»; Н.Г. Рысакова, начальника Лебединской фабрики. Дело о четырёх обвиняемых было выделено в отдельное производство. А обвинили их в том, что все они состояли в контрреволюционной организации в системе треста «Якутзолото». П.Г. Габышев, А.Д. Попов были приговорены к расстрелу, И.П. Лебёдкин — на 15 лет лагерей и три года ссылки, Н.Г. Рысаков — к 10 годам заключения и 3 годам ссылки. Военная коллегия Верховного суда СССР своим определением № 0732/р от 29 августа 1938 года оставила приговор в силе.
   Н.Г. Габышев и А.Д. Попов были расстреляны. И.П. Лебёдкин умер в лагере. И только Н.Г. Рысаков дожил до реабилитации и работал в тресте «Забайкалзолото». Военной коллегией Верховного суда СССР от 25 июня 1955 года все они были полностью реабилитированы. Волна массовой реабилитации выплеснула из тюрем НКВД сотни человек. В Алданском округе в отношении 1500 подследственных дела были прекращены за отсутствием состава преступления.
   В «жернова» репрессий попали и те, кто сфабриковал эти дела «о вредительстве» на золотодобыче. Так, бывший нарком внутренних дел Дорофеев 21 января 1940 года военной коллегией Верховного суда СССР — приговорён к расстрелу. В 1943 году Забайкальским военным трибуналом был осуждён А.Я. Вилинов — бывший начальник Алданского оперативного сектора НКВД ЯАССР. Как говорится, насилие всегда оборачивается против тех, кто его творит.
   В сентябре 1939 года Красной Армией были присоединены территории Западной Украины и Западной Белоруссии. Многих поляков из этих районов, подозреваемых в «шпионаже» и других «антисоветских делах», сослали в отдалённые районы бывшего Советского Союза. Высланные поляки попали и на Алдан, где они в 1940 году проживали в Якокуте, Открытом и других посёлках.
   После окончания Великой Отечественной войны опять высылались в Алданский район люди, по подозрению в пособничестве оккупантам. Алдан, начиная с 1920-х годов, был постоянным местом ссылки для отбывания наказания людей из разных мест.

_ _ _ _ _ _ _

Литература

Николаев И., Ушницкий И. Центральное дело (Хроника сталинских репрессий в Якутии). — Якутск, 1990. — 154 с.


___________________

«Алданский улус: История. Культура. Фольклор» (Якутск: Бичик, 2004), стр. 188-194

© 2010-2016 Aldanweb 16+
Сайт управляется системой uCoz